Купить этот сайт

Я люблю этот город…

— Насур, когда вы приезжаете в незнакомый город, на что прежде всего обращаете внимание?
— Прежде всего — на лица людей. Пытаюсь понять: счастливы ли они? От этого зависит очень многое другое: представление о городе, стране, о людях, о политике. Потом смотрю на архитектуру, на состояние улиц.
Конечно, в европейских городах чище, но вот что я заметил: Уфа по своей чистоте ничем не уступает Берлину. Особенно это стало заметно в последние годы. Знаете, штрафами можно добиться какого-то успеха, но если у населения действительно есть гордость и ответственность за свой город, то не нужны никакие штрафы. И это сегодня видно в Уфе: люди любят свою столицу.
— А когда вы впервые увидели нашу столицу?
— Сам я — деревенский парень. Родился и вырос на берегу прекрасной реки Тол, в деревне с удивительно ласковым названием — Бакча-аул, что в переводе означает «деревня-сад». Это в Пермском крае. Как все дети, мы пасли коров, коней, ходили в лес, рыбачили, купались. А я часто сидел на берегу Тола в одиночестве и тишине и мечтал. По рассказам отца я знал, что где-то за яблоневыми садами, за лесами и горами, находится загадочный город Уфа… Он туда часто ездил на лошади — по санным дорогам, напрямую. Возили на базар вещи, там что-то покупали для гайнинских. Ездили часто целым обозом. И часто бывало очень холодно. Отец как-то рассказал мне такую историю. Едем, говорит, в Уфу, караваном. Ужасно холодно. Впереди меня едет друг мой, Шарифхан. Он едет спиной вперёд, смотрит назад и всё время улыбается. Я всю дорогу думал: отчего же он всё улыбается? Когда приехали, то я первым делом подбежал к нему, чтоб узнать причину его радости, и мне стало не по себе: оказалось, что его лицо стянуло от холода так, что это было похоже на улыбку.
Так Уфа вошла в мою мальчишескую жизнь как мечта. Годы шли, и однажды мне посчастливилось увидеть Уфу. Это было зимой 1985 года, когда нас, студентов Казанского университета, на самолёте (!) привезли в гости в Башкирский государственный университет! Когда наш самолёт приземлился, то больше всего меня поразили загадочные буквы на крыше аэропорта. Я ждал, что там будет написано «УФА», а там красовались три колеса с чёрточкой посередине, и все одинаковые, такие забавные… Я помню, что поразился этому, как мальчишка. Хотя за моей спиной уже были армия, техникум, два курса университета. Может, я переволновался: ведь на нас лежала большая ответственность — встретиться с вашими студентами и презентовать наш университет. И запомнился мне этот чистый снежный вечер, жёлто-синие огни аэропорта. Вот так — чистотой, загадочностью, духом юности — вошла в мою жизнь Уфа.
Тогда нас прекрасно встретили, накормили, напоили чаем. Был концерт. Помню, я там сыграл на флейте, на губной гармошке, прочитал стихи. Студенты аплодировали.
Теперь я приезжаю в Уфу чаще. И эта чистота чувств, оставшаяся с того зимнего вечера, у меня сохранилась.
— Насур, здесь я хочу рассказать нашим читателям: помимо того, что вы являетесь режиссером и оператором-постановщиком своих фильмов, вы сами пишете к ним сценарий, песни и музыку. И так прекрасно ваше поэтическое восприятие нашей Уфы…
— Знаете, Уфа — город молодости, город цветов, нехитрый такой, воздушный. Мне нравятся большие парки, набережная, мечеть, Парк Победы, Караван-сарай — Гостиный двор… Много улыбок на лицах, ходят красивые лёгкие автобусы, напоминающие белых лебедей, молодёжь красиво одевается…
Когда я приезжаю в город зимой, то часто наблюдаю за работой коммунальных служб: как это всё организованно! Подъезжают машина за машиной, грузят снег, тихо отъезжают… Ни ругани, ни криков, ни суеты. Как будто готовятся к встрече с родителями невесты.
Я счастлив, что тут у меня есть друзья, счастлив, что именно здесь появляются мои лучшие мысли, лучшие слова, сюжеты для моего творчества… Родился я не в Уфе, но считаю ее своим родным городом. Я слышу здесь шаги моего отца, топот коней из гайнинских краёв, дыхание вечной весны.
— Вы известны в нашей республике как автор не только фильма о войне 1812 года, но и первого в Европе памятника башкирским яугирам, погибшим в Отечественной войне против Наполеона. Этот камень вы вместе с нашим земляком Иреком Баишевым установили на собственные средства, сами рисовали эскиз…
Теперь вы добиваетесь, чтоб в Лейпциге появилась Башкирская улица. Расскажите о своей общественной работе…
— Да, я занимаюсь и некоторой общественной работой… Это в основном связано с нашими общими мероприятиями в Берлине, в Саксонии, Нижней Саксонии, в Тюрингии, в Саксонии-Анхальт, где проживают множество выходцев из гайнинского края…
Все свободное время посвящаю тому, чтобы рассказывать о башкирах, об их истории… Часто езжу с гостями в Тюрингию. Как известно, там на макушке немецкой церкви красуется стрела башкирского яугира! Люди приезжают — и в первую очередь просят, чтобы я их отвёз туда. Отвожу, показываю, но сначала мы возлагаем цветы к первому памятнику башкирским воинам в Европе.
Стараюсь помогать как могу своим соплеменникам: кому привезу с Урала документы, кому-то ищу родственников, пропавших в Германии во время Великой Отечественной войны…
Вот недавно обратилась ко мне семья с Урала: два года уже, как пропали родственники. Обратился за помощью к саксонской полиции, но они разводят руками: пропавшие жили в других немецких землях. Вышел на полицию тех земель, они отправили к миграционным службам, там просят перевести деньги за информацию… Одним словом, не так всё просто.
В планах — открыть башкирское общество в Лейпциге. Мы недавно встречались с Иреком, обсуждали этот вопрос, сейчас прощупываем разные варианты.
Еще была идея назвать одну из улиц в Лейпциге Башкирской. Для этого мало нашей инициативы — необходима поддержка руководства Башкортостана. Но работа ведётся, и я уверен, что такая улица на карте города Лейпцига появится — как результат наших общих усилий. Алла-Бирха!
— Сейчас вы занимаетесь уникальным документальным проектом…
— Я много работаю с архивами — и как-то раз узнал, что во время Первой мировой войны пленных мусульман из России содержали в отдельном лагере, у них были мечеть, мулла. Немцы старались перетянуть мусульманские народы на свою сторону. И вот тогда германские ученые сделали уникальные записи голосов, песен, наречий мусульманских народов. Есть и записи русских военнопленных.
Я нашел 22 записи башкир. Представляете — возвращение на Родину как голос прошлого, как песня, через девяносто лет! Там есть такие песни, как «Тоска по Родине» и «Прощание» — их невозможно слушать без слез…
Чтоб снять достойный фильм об этой уникальной находке, нужны инвесторы. Я уверен, что такие найдутся.

Зухра БУРАКАЕВА
Источник

3 коммент. к “Я люблю этот город…”

  • ter | 6 Май, 2009, 0:10

    Очень интересно написано, спасибо.

  • РАДОС | 15 Сентябрь, 2009, 23:36

    Когда фильм снимут???

  • фото Дом | 6 Февраль, 2010, 18:04

    Хорошая статья,спасибо буду чаще читать

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100