Человек из волны

19 июля в должность президента Башкирии вступил 55-летний Рустэм Хамитов. В отличие от своего 76-летнего предшественника Муртазы Рахимова новый глава республики в большой федеральной политике пока не отметился. Зато его фигура символизирует полное и окончательное включение национальных республик в вертикаль федеральной власти.

В прощальной речи на церемонии инаугурации нового президента (о том, как менялась власть в Башкирии, см. статью «Муртаза Рахимов не перенес засухи» в прошлом номере «Власти») Муртаза Рахимов подчеркнул, что его мнение при назначении преемника было учтено, и назвал Рустэма Хамитова своим для республики. А полпред президента в Приволжском федеральном округе (ПФО) Григорий Рапота подарил новому лидеру капитанскую фуражку, подзорную трубу и макет фрегата с надписью «Башкирия». Что символично: биография Хамитова связана с водной стихией, а самого его изрядно побросало с одного места работы на другое как попавшее в шторм судно.

Эколог
Родившись в Кемеровской области, на целине, куда его отец уехал из Башкирии по комсомольской путевке, Рустэм Хамитов успел пожить с родителями и в Сибири, и в Москве, и в Башкирии, пока в 13-летнем возрасте наконец окончательно не осел в Уфе. Окончив МВТУ имени Баумана по специальности «Двигатели летательных аппаратов», он вернулся по распределению в Уфу, работал на моторостроительном производственном объединении и в местном авиаинституте, где занимался испытанием двигателей и защитил кандидатскую.

Но решающую роль в его судьбе сыграла тяга к воде. Страстный любитель водных турпоходов, Хамитов исходил на плотах, байдарках и лодках все реки республики, пока однажды, в середине 1980-х годов, не услышал, что на юге Башкирии, на реке Белой, собираются построить плотину и Иштугановское водохранилище, затопив множество окрестных деревень и памятников природы. Вскоре в молодежной газете «Ленинец» было опубликовано подписанное Хамитовым письмо протеста против этой стройки. Экологическая и научная общественность протест активно подхватила, и проект заморозили на многие годы. А Хамитов стал известен в республике как один из наиболее авторитетных представителей зеленого движения.

Экологическая проблема в Башкирии тогда стояла крайне остро из-за обилия химических и нефтеперерабатывающих заводов, использовавших отсталые технологии. Над башкирскими городами висел плотный смог. Сильнейшим ударом по экологии стал выброс в Белую фенола с завода «Химпром», отравивший уфимские водозаборы диоксином. Когда же в конце 1980-х из Москвы пришла директива разместить в Уфе производство поликарбонатов, а в СМИ стали просачиваться слухи о планах строительства на севере республики еще и атомной АЭС, регион взорвался. Под флагами зеленых на митинги протеста выходили десятки тысяч уфимцев. Такой общественной активности в республике не наблюдалось больше никогда. Защитники природы пользовались невероятной популярностью.

Рустэм Хамитов создал в Уфе Институт проблем прикладной экологии, а в 1990 году, когда, по его же выражению, в стране «включился желтый свет, красного уже не было, а зеленый еще не горел», пошел в депутаты Верховного совета Башкирской АССР. Именно тогда судьба впервые столкнула его с гендиректором одного из уфимских НПЗ Муртазой Рахимовым. «Я баллотировался в округе, где выдвигались местные нефтехимики и жили в основном работники заводов, в том числе и Муртаза Рахимов,— рассказал «Власти» Хамитов.— Мы активно ходили по подъездам, агитировали, и я случайно зашел и к нему в квартиру. Правда, самого хозяина дома не оказалось. Уже потом, когда я выиграл в борьбе со многими претендентами, Муртаза Губайдуллович встретил меня в парламенте и признался: «А ведь я голосовал тогда против тебя»».

Это, впрочем, не помешало их совместной работе в Верховном совете, где Рахимова выбрали председателем, а Хамитова — главой комитета по охране окружающей среды. А в 1994 году избранный президентом Рахимов предложил Хамитову возглавить уникальное для России региональное ведомство — министерство охраны окружающей среды и чрезвычайных ситуаций. «Мне всегда казалось, что чрезвычайные ситуации чаще всего связаны именно с природными катастрофами,— сказал «Власти» Хамитов.— Помню, в новогоднюю ночь 1997 года пришлось бороться с разливом по той же Белой более 1000 тонн нефти из-за разрыва трубы. И объединенность служб тогда здорово помогла».

Работа башкирского МЧС понравилась и приезжавшему в Уфу Сергею Шойгу, который в 1999 году забрал Хамитова в Москву, назначив его главой одного из департаментов МЧС России. Но чиновника с имиджем народного спасателя приметили и в аппарате тогдашнего полпреда президента в ПФО Сергея Кириенко, подыскивавшего кандидата на не существовавшую прежде в Башкирии должность — главного федерального инспектора по республике. По данным «Власти», на этот пост своего бывшего министра всячески рекомендовал Муртаза Рахимов. Но именно тогда карьера Хамитова подверглась, пожалуй, самому серьезному испытанию.

Чиновник
Как признается сейчас Рустэм Хамитов, в разгар борьбы регионов за самостоятельность он тоже «голосовал за суверенитет». «Мы были молоды, возможно, многого не понимали, но на тот момент нам искренне казалось, что самостоятельность будет благом для республики, занимавшей при огромном промышленном и нефтяном потенциале одно из последних мест по уровню жизни,— говорит он.— Тогда это сработало, и налоги, право не платить которые в центр Башкирия отвоевала, стали ресурсами, которые реально поначалу пошли на развитие республики. К тому же все всегда понимали, что республика ни при каких обстоятельствах не выйдет из состава России. По сути, признание федеральным центром самостоятельности региона было скорее уступкой историческому желанию башкир создать свою республику, а заодно — способом снять с себя ответственность за развитие сложного для понимания Москвы национального региона».

Однако к 2000 году отношение Кремля к проблемам суверенитета кардинально изменилось, и, став в 2000 году главным федеральным инспектором, Хамитов тут же оказался в самом центре противоречий между Москвой и Уфой. Вопросы в те годы ему приходилось решать весьма щекотливые, в том числе о праве собственности на крупнейшие предприятия, уведенные в ходе приватизации 1990-х годов командой Муртазы Рахимова из-под контроля центра. В разгаре была и эпопея с приведением местного законодательства в соответствие с федеральным. «Что говорить, в те дни даже элементарной российской атрибутики — триколора и герба — на административных зданиях в республике было почти не сыскать. Приходилось с этим бороться, не говоря уже о более сущностных разногласиях»,— признает Хамитов.

Наибольшей остроты конфликт достиг, когда решалась судьба председателя Верховного суда Башкирии Марата Вакилова. После того как суд по иску Генпрокуратуры признал недействительными ключевые «суверенные» положения башкирской конституции, местная верхушка устроила Вакилову настоящую травлю, было заведено даже уголовное дело. Хамитов, по данным «Власти», активно поддерживал судью, называя давление исполнительной власти на судебную грубым нарушением принципа разделения властей. В итоге Вакилова Москве удалось отстоять (он подал в отставку лишь в мае 2007 года, по истечении срока полномочий), но Хамитов, чтобы не усугублять конфликт с руководством Башкирии, предпочел в 2003 году по согласованию с полпредством покинуть свой пост и переехать в Москву.

В столице ему пришлось поначалу заняться совершенно новым для него делом: он получил пост главы межрегиональной инспекции по крупнейшим налогоплательщикам Министерства по налогам и сборам РФ, курировавшей ведущие энергетические компании страны. Но уже через год он вернулся в любимую водную стихию, возглавив Федеральное агентство водных ресурсов. Там он стал одним из разработчиков принятого в 2006 году Водного кодекса, впервые разрешившего приватизацию водных объектов. Но славы «водного Чубайса» Хамитов избежал: он защищал как раз антиприватизационные позиции, в частности настоял на принятии положения о том, что прибрежная защитная полоса водоемов ни при каких условиях не может быть переведена в частную собственность и должна оставаться доступной для всех желающих.

Последний перед нынешним назначением год будущий башкирский президент провел на посту заместителя гендиректора ОАО «РусГидро», объединяющего крупнейшие гидроэлектростанции страны. На этом поприще ему довелось не только существенно помочь родной республике в решении ее водных проблем, но и спустя много лет вспомнить роль спасателя. Первой командировкой Хамитова в «РусГидро» стала поездка на разрушенную в результате аварии Саяно-Шушенскую ГЭС. Там он провел несколько месяцев, выполняя в том числе и самую тяжелую миссию — общался с родственниками погибших и пропавших без вести.

Президент
Выбирая Рустэма Хамитова в сменщики казавшемуся вечным башкирскому «бабаю», Кремль, видимо, учитывал и то, что он всегда оставался относительно нейтральным политиком, которого местные власти, по его собственным словам, «никогда не отторгали на биологическом уровне». Даже былой конфликт вокруг Верховного суда постепенно сошел на нет, споры о суверенитете потеряли актуальность, а общение с Муртазой Рахимовым восстановилось.

Однако, бросив наконец якорь у родных берегов, новый глава региона сразу проявил серьезность намерений. Уже в первый день после вступления в должность он фактически отстранил от работы ставленника Рахимова премьер-министра Раиля Сарбаева и взял на себя оперативное управление правительством. Заодно Хамитов пообещал решить животрепещущий и весьма болезненный для семьи Рахимова вопрос — «вернуть народу» $2 млрд, вырученные контролируемыми Муртазой Рахимовым и его сыном Уралом компаниями от продажи АФК «Система» активов башкирского ТЭКа. Требуя отчета о расходовании этих «всенародных денег», местная оппозиция добилась, чтобы Генпрокуратура возобновила проверку законности схемы приватизации ТЭКа. «По моим данным, эти деньги находятся на банковских счетах в республике, но не в ее бюджете. Поэтому наша задача — найти механизм использования этих ресурсов, сформировав из них некий фонд будущих поколений или нечто аналогичное. Но то, что народ получит отчет по ним,— это точно»,— заявил «Власти» Рустэм Хамитов.

Уже в самое ближайшее время новому президенту предстоит решить еще две важнейшие задачи — сформировать новое правительство, в котором сейчас переплелись интересы разных местных кланов, и наладить диалог со сторонниками сохранения особого статуса Башкирии в РФ. Лидеры местных национальных организаций, в частности исполкома всемирного курултая башкир, болезненно восприняли досрочную отставку Рахимова, в котором много лет видели главного защитника интересов башкирского населения. Хамитов уже выступил с успокоительным заявлением: «Я всегда буду отстаивать перед Москвой ту точку зрения, что национальные республики нужны и должны оставаться, чтобы каждый представитель той или иной народности знал, что у него есть своя республика, свой президент, некий символ, защитник… Это больше, чем губернатор, с точки зрения моральной ответственности за людей».

По его мнению, сегодня урезать республику в правах никто не может и не хочет: никаких преференций она и так не имеет, существуя на равных с другими субъектами РФ. «Делать в таких условиях заявления типа «Башкирия для башкир» или что ее главой имеет право быть только уроженец Башкирии — извините, это уже лозунги не для XXI века»,— считает Хамитов. Вместе с тем некоторые требования местных элит, на его взгляд, вполне выполнимы, например требование о возвращении регионального компонента в образовании или о том, чтобы вакантные посты руководителей территориальных подразделений федеральных ведомств занимали местные специалисты.

Впрочем, предсказать, что удастся Рустэму Хамитову, пока никто не берется. Борьба за влияние на президента уже началась, и этому способствует отсутствие у него своей команды и проверенного административного ресурса. Поэтому, по мнению большинства экспертов, без поддержки Кремля Хамитову будет непросто изменить сложившийся в республике восточный стиль правления и пресечь борьбу местных кланов за экономическое влияние. «У меня есть только два руководителя — Дмитрий Медведев и Владимир Путин»,— напомнил в связи с этим сам Рустэм Хамитов в разговоре с корреспондентом «Власти».

Гульчачак Ханнанова

Журнал «Власть» №29 (883) от 26.07.2010 г.

Один комментарий к “Человек из волны”

  • Илдар | 28 Июль, 2010, 11:14

    Желаем успехов Рустэм абый Хакимовка.

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100