Башкирию ожидает номенклатурный переворот

В мае 2007 г. в информационном пространстве РБ была опубликована аналитическая статья по поводу сложившейся вокруг Республики Башкортостан политической ситуации. С того времени прошел ровно год, однако поставленные в статье проблемы не потеряли своей актуальности до настоящего времени. В связи чем предлагаем вновь обратиться поднятым автором проблемам и подумать насколько верно была описана ситуация, в чем, может быть, он ошибался…

Башкирию ожидает номенклатурный переворот

5 апреля 2007г. группа башкирских патриотов обратилась с просьбой ответить на некоторые актуальные вопросы, касающиеся ситуации сложившейся вокруг Республики Башкортостан и башкирского этноса, одного из уфимских политологов. Наш собеседник попросил не указывать его имени, т.к. работает в официальной структуре.

К.Б.: Скажите, почему вы дали согласие ответить на наши вопросы, но при этом не хотите, чтобы мы назвали ваше имя?

Дело в том, что происходящие сегодня в республике политические и этнические процессы не могут не вызывать у меня, как у патриота своего народа, чувство крайней тревоги. В тоже время не имея возможности повлиять на местную власть, мне бы хотелось хоть как-то помочь родному народу сохранить свою идентичность и государственность, не дать рассыпаться в «атомизированную» толпу. Потому что катастрофическая ситуация принимает угрожающие размеры и нужно что-то делать, сопротивляться. Но я — не публичный политик, шумиха мне не нужна.

К.Б.: Хорошо. Ответьте, пожалуйста, как вы оцениваете состояние башкирского этноса на данный момент, что с ним? что вызывает опасение?

В начале договоримся, что для того чтобы не перегружать текст я не буду оперировать цифрами и статистическими данными. Постараюсь объяснятся по проще. Многому, придется поверить мне на слово.
Начнем с истории. 16 лет назад, в результате перехода на сторону идеологического противника, номенклатурной верхушки руководства советского государства, СССР, как геополитическая реальность прекратил свое существование. После проигрыша в «холодной» войне, на постсоветском пространстве постепенно оформился уродливый буржуазно-олигархический режим, основанный на радикальной, неолиберальной идеологии. Главной причиной успеха осуществления данной операции стало проведение «молекулярной» революции на сознание советской интеллигенции, то есть воздействие западной пропаганды на «культурное ядро» населения страны. В отличие от западных государств, СССР, был особым социально-культурным феноменом, сумевшим осуществить модернизацию в рамках «традиционного» общества. Каковы родовые характеристики данного общества? Это, прежде всего братское ощущение связей между людьми, общего дела. Наличие и диктат традиционной морали, которая охватывает все сферы жизни. Крестьянское (кочевое) мировоззрение, с сильными религиозными мотивами, независимо от вероисповеданья и чувством «неявной» (публично не декларируемой и законодательно не прописанной) свободы. Далее, патернализм — передача народом функций правления и решения судьбоносных вопросов главе государства, как «отцу народа». Культ старших, отсюда тенденция к геронтократии (букв. — «власть стариков»), которая резко проявилась в Башкортостане за годы суверенитета и тд. Западное общество устроено с точностью наоборот. Выделим главную черту этой цивилизации — это десакрализованное (лишенное святости), безрелигиозное общество, «атомизированных» людей-индивидуумов, которые, однако, имеют очень высокое гражданское сознание и активно влияют на решения власти. Отсюда и само понятие «гражданского общества». В это, чуждое менталитету проживающих в России народов, общество нас и пытается протолкнуть полностью прозападное руководство РФ, в течение последних 16 лет. Таким образом, независимо от отношения к коммунистической идеологии и СССР, мы должны понять, что речь идет о войне цивилизаций, а не о смене политсистемы.
Теперь рассмотрим состояние башкирского народа и, в целом, нерусских народов в условиях советского, традиционного общества. Во-первых, необходимо полностью отбросить оставшийся с перестроечных времен, «лабораторно» созданный миф о том, что с регионов все ресурсы выкачивались в Москву, в центр, и практически ничего не возвращалось обратно. Это не так. Ресурсы возвращались в виде гарантированных социальных благ — бесплатное жилье, больница, образование, полная рабочая занятость и тд. Просто нужно понять особенность плановой советской экономики и посмотреть на нее как на огромный завод, где каждый регион выполнял определенную работу, и технологическая цепочка не замыкалась в рамках одной республики, например. Но это отдельная, сложная тема. Во-вторых. Обратим внимание на главное. Основа любого народа — это деревня. Отсюда этнос берет свою духовную силу и людской ресурс. Деревня — сложная, религиозно-аграрная цивилизация (даже если официальная идеология строится на атеизме), где хранятся традиции и обычаи, где люди живут по другим временным циклам, с другим мироощущением и мировоззрением. Состояние деревни в СССР было нормальным, не было массового оттока людей в города, повального, как сегодня, пьянства и морального разложения. В нее вкладывались деньги, но уровень жизни был чуть ниже, чем в городе. В тоже время такого страшного разрыва, между селом и городом, как в наши дни, не существовало. Главное высокая вертикальная мобильность советского общества позволяло людям из деревни, без особых проблем поступить в престижный вуз или институт, а затем, если есть способности, занять высокое положение. Лучшие примеры — из жизни. Большинство преподавателей-башкир БГУ — выходцы из глухих деревень БАССР. Биография, в общем, типичная. Родился в такой-то деревне, в многодетной семье, поступил в институт, затем закончил аспирантуру МГУ (существовала квота на лиц коренной национальности), защитился, вернулся преподавателем БГУ, получил бесплатно квартиру, стал доктором наук после суверенитета, а затем деканом или зав.кафедры.
И это лишь небольшой срез определенной социальной группы — гуманитарной интеллигенции. Но была и определенная диспропорция — малый удельный вес технической интеллигенции. Причина была в том, что «башкирские» районы в БАССР были преимущественно аграрные, крупных промышленных заводов здесь не строили. В тоже время, если башкир из деревни попадал на производство, его старались продвигать по служебной лестнице — была такая негласная установка. Лучший пример — действующий президент М.Рахимов. Начал с оператора установки на нефтезаводе, учился заочно, стал директором завода. Такая политика велась и в других союзных и автономных республиках СССР.
Таким образом, состояние нерусских этносов в СССР было не идеальным, но их жизнеустройство функционировало нормально и не грозило гибелью. Была буквально «выращена» новая национальная интеллигенция у нерусских народов, плеяда ярких писателей, композиторов и поэтов. Уровень жизни, например, в БАССР практически не различался между народами, проживающими в республике. Все жили примерно одинаково. Но главное — являясь традиционным обществом, проведшим с минимальными потерями процесс модернизации, советское государство, укрепляло и стимулировало традиционность нерусских народов СССР. Не давало им потерять свою этническую идентичность. Все остальные негативные моменты состояния народов — незначительные и мелочные.
Но с развалом СССР и переходом страны к рынку ситуация в сфере этничности резко меняется в худшую строну. Есть один важный момент, который многие упускают из виду — капитализм всегда антитрадиционен. История ясно показала, что с развитием капиталистических отношений, начинается деградация и размывание любого этноса, потому что ломается сама культурная матрица традиционного общества, она не приживается к рынку. В Англии капитализм начался с того, что в начале развалились общины, и масса голодного и нищего народа хлынула в города. Приток дешевой рабсилы стимулировал расцвет экономики и привел к социальному неравенству, а затем создал из вчерашнего крестьянина — горожанина-бюргера. Иными словами, деревня всегда приносилась в жертву на алтарь капитализма.
В России революция 1917г. остановила этот процесс, а сегодня он запущен снова. Но уже изменились многие условия, не совпадающие с дореволюционным периодом, а именно: пройден короткий (советский) путь некапиталистической модернизации после которого обратно вернутся в капитализм уже невозможно. В этих условиях нерусские, малочисленные народы современной России обречены на гибель. Потому что многие катастрофические процессы (этническое распыление, ассимиляция, утеря культуры), которые в условиях традиционного общества хоть как-то сдерживались, теперь набирают обороты с необыкновенной силой. Это конец этноса. И дело тут не в том, что башкиры перестанут рождаться и физически вымрут. Просто исчезнут как народ, то есть как единое культурное тело.
Начавшийся этот процесс можно наблюдать уже сегодня. В глубине башкирского этноса с развалом СССР, как традиционного общества, происходят неоднозначные, труднообъяснимые этнические процессы. Народ в виду малочисленности начинает рассыпаться на разрозненные социальные и субэтнические группы. На глазах растет число русскоязычных и татароязычных башкир. В отдельную субгруппу сбиваются городские башкиры и исламисты. Полнарода мыкается на севере, пытаясь заработать деньги на жизнь, другая часть, по той же причине, собирает помидоры на плантациях в Испании…

К.Б.: Но как же так, ведь принятие 11 окт. 1990 г. Декларации о суверенитете дало толчок для культурного возрождения народа, улучшились его демографические показатели?

Действительно, многие культурно-языковые проблемы башкирского народа, которые игнорировались советским государством, удалось частично решить. Возросло и духовное самосознание народа. Но по какой причине это произошло? Дело в том, что как любое сложное социальное явление слом государства имеет множество как положительных, так и отрицательных моментов. Такова жизнь. Главное на правильных весах определить чего стало больше. У башкирского народа есть мудрая поговорка «Ялкауга: ат ульхэ — ит, сана бозолха — утын» (Для лентяя: умрет лошадь — мясо, сломаются сани — дрова). То есть все зависит от того, с какой точки зрения взглянуть на определенную ситуацию. Но не будем становится духовными лентяями и попытаемся трезво все оценить.
В конце 1980-х годов в БАССР, как и других союзных и автономных республиках возникли в начале экологические, а затем и национальные движения, которые выступи за суверенитет республики. Почему, как и для чего они появились? Нужно пить чашу с горькой правдой до конца — они были искусственно спровоцированы высшей номенклатурой СССР во главе с М.Горбачевым при идеологической поддержке западных спецслужб (P.S. Лично мне это особенно было трудно признать, так как вырос я на национально-патриотических песнях группы «Рух» и «Дервиш»).
В каждой республике специально для местной национальной и остальной интеллигенции был запущен миф том, что республика безбожно грабится Москвой, другой политический миф — что коренной народ сильно деградировал за годы советской власти и находится на грани вымирания. Миф о том, что если бы не революция 1917г. то народ был бы сегодня в фазе расцвета и тд. Сила мифа в общественном сознании очень велика и не до конца исследована. Спорить и опровергать миф очень трудно, а некоторых случаях бесполезно. Упор был также сделан на мифологизацию участников белого и антибольшевистского движения (А.-З. Валиди, например). Для местной хозяйственной и партийной элиты была запущена идея хозрасчета и регионализации республиканской экономики. Одновременно ей дали понять, что если СССР рухнет, номенклатуре будет дана возможность поучаствовать в приватизации общенародной собственности. Для чего это делалось ответить нетрудно: для демонтажа системы национальный вопрос был одним из самых удобных. С такой же активностью идеологическая атака на государство шла и на другие «узловые» точки. В итоге, страна развалилась, а республиках на волне национальной активности и при поддержке местных этнополитических движений к власти пришли представители партийно-хозяйственной номенклатуры.
С этого момента будем говорить только о политической системе Республики Башкортостан, поскольку у каждого национального региона РФ есть своя специфика постсоветского периода развития.
Начнем с того, что рассмотрим в общих чертах, как действует механизм государства (в нашем случае отдельной республики в составе Федерации). Для того чтобы политический режим нормально существовал, необходимо, чтобы он обладал определенной степенью легитимности в глазах большинства населения. Удержание власти не строится на аппарате насилия и принуждения — это аксиома. Во всяком случае, это лишь вторичные признаки основания власти. Легитимность — это сложный идеологический продукт (процесс) который производится всем механизмом государственной машины. Этот процесс требует постоянного обновления, а значит, значительного количества людей которые этим профессионально занимаются. Сама власть (номенклатурно-управленческий аппарат), идеологию создать и обслуживать не может, поскольку это удел ученых-интеллектуалов. Но это зависимость взаимная, и соответственно власть все время пытается держать науку на контроле. Конечно, я многое огрубляю и упрощаю, однако вывод такой — идеологический стержень любого режима — это его главная основа. Но только в том случае если речь идет о государстве (республике), а не о территориальной единице (губернии). Рассмотрим, как сложился ныне действующий в Республике Башкортостан политический режим.
Идеологическое основание режима. «Молекулярные» изменения в сознании местной интеллигенции в конце 1980-х г. порожденные перестройкой привели к ее расколу по национальному признаку и возникновению этнополитических движений. В основном, главные мифологемы были созданы вузовской интеллигенцией республики — участниками башкирского национального движения БНЦ «Урал», «Ак тирмэ» (Д.Ж.Валеев, М.М.Кульшарипов, Р.Шакур и др.) Созданное молодежное крыло — Союз башкирской молодежи, в интеллектуальном плане оказалось, к сожалению, немощным. Именно разработанные ими в конце 80-х годов мифологемы легли в усеченном виде в основание режима. Не давая детальной характеристики этим идеям, отметим, что они усилиями местных историков, экономистов, юристов и социологов постепенно обросли теоретическими и эмпирическими данными. В тоже время, противостояние башкирских национальных организаций и М.Г.Рахимова в период подписания Федеративного договора не привело (в отличие от Татарстана) к складыванию сильной коалиции между ними. Тем не менее, в 90-е годы Башкортостане националистические идиологемы прошли через процесс «огосударствления» и заняли место официальной идеологии. Кстати, нужно принять еще одну горькую «пилюлю» — идею суверенитета удалось провести только по той причине, что 30%-е татарское, и 40%-е русское население республики негласно поддержала Верховный Совет 11 окт. 1990г. (это показали проведенные чуть позднее референдумы). Они тоже попались на уловку московских реформаторов перестройки, но уже на миф экономического суверенитета.
Однако интересно то, что произошло дальше. После принятия Декларации 11 окт. 1990г. начался процесс создания авторитарной системы в Башкортостане, политическая система приняла «закрытый» характер. И в этом нет ничего страшного и удивительного — этот процесс был характерен для всех постсоветских республик, он также наиболее соответствовал ментальности постсоветского человека. Но в отличие от других национальных республик (например, Татарстана), у нас Президент М.Рахимов, после того как искусственно активизированные башкирские организации потеряли свою силу, просто перестал считаться с их мнением и создал для них карикатурную, декоративную организацию — Всемирный Курултай башкир.
Казалось бы, создал ну и ладно. Но все не так уж просто, поскольку ситуация сегодня скатывается к критической. С одной стороны набирает силу политика центра направленная на лишение прав национальных республик. С другой, местные власти стали полностью зависимыми от Москвы, и вспоминают о национальной интеллигенции РБ лишь когда подходят выборы или нужно провести Курултай. Большинство же башкирского населения республики пытается выжить в тяжелых экономических условиях и социально пассивно.
В виду того, что местные власти экономили на гуманитарной сфере, за 17 лет слабо вырос слой новой башкирской интеллигенции — активных носителей идеологии суверенитета. В итоге, сегодня интеллигенция республики каждый раз сидит и гадает, оставит Путин Рахимова на новый срок или нет. Однако иллюзий быть не должно, Москва ведет целенаправленную работу, чтобы отказаться от этнической модели федеративного государства.
И в этих условиях только стержень национально-государственного устройства Башкортостана, остается последним гарантом сохранения башкирского народа. Ликвидация государственности республики, переход к национально-культурной автономии в случае окончательной реализации целей Москвы, уже не оставит никакой возможности сохранить этнос.
А насчет духовного возрождения башкирского народа, который мы сегодня наблюдаем, я думаю так. Активизация этничности это общероссийский, даже общемировой процесс. Но в чем глубинные причины этого явления? Мне кажется, что это пассивный, неосознанный ответ этничности на катастрофическое разрушение традиционного общества и размывание народов России. То есть это процесс сопротивления на капитализацию незападных, традиционных цивилизаций, поскольку проявления этничности носят болезненный, даже уродливый характер. В нормальном обществе этносы не находятся в возбужденном состоянии, они просто и спокойно живут. Сегодня башкирский этнос приобрел, как и перед 1917г. «буржуазную лакировку» (например, музыкальная молодежная субкультура лишь качеством отстает от московской), но это явление все равно продукт распада.
То же самое насчет демографии. Перепись в 2002г. показала такую картину по РБ. В «башкирских» районах республики (в Зауралье) несмотря, что население там живет хуже, чем на северо-западе — среди башкир смертность ниже, а рождаемость выше. Однако нужно с горечью признать, что это, видимо, будет временным явлением. Понять причины данного феномена нетрудно: сохранение и консервация определенных черт традиционного общества, очень сильно влияет на популяцию этноса. Но иллюзий быть не должно — это скоро пройдет. Процесс снижения рождаемости у башкир будет носить догоняющий характер. По мере того как будет нарастать процесс разрушения деревни и навязывания западных ценностей и стереотипов народу — ситуация станет такой же как, скажем, у татарского этноса. Татары, будучи не кочевым народом, ставшие этносом «городской» цивилизации и более европеизированные, имеют меньшую рождаемость и большую смертность. Нас ждет тоже самое.
Да и в целом, с начала 1990-х годов, мы вошли в «имитационный период» (по А.А.Зиновьему). Идет имитация национального возрождения. Имитация религиозного и культурно-языкового возрождения, и даже имитация создания этнократического государства. В этот спектакль верит очень большое количество людей, а особенно сам М.Рахимов и башкирская интеллигенция. Оговорюсь, что с точки зрения государственной идеологии это правильно, так как значительно укрепляет положение режима в глазах населения. Но мы то сами не должны попадать под обаяние идеологии и понимать, что телевизионный экран (БСТ) и жизнь — это не одно и тоже.

К.Б.: Таким образом, вы утверждаете, что в Башкортостане не этнократический режим?

Миф о том, что в республике правит этнократия, был запущен с легкой руки местной оппозиции. Множество людей поверило этой откровенной лжи, даже некоторые башкиры. Однако если бы это было так, то ситуация с башкирским народом была бы не столь критичной. Поскольку этнократизм позволил бы на определенное время стать своеобразным «щитом» против культурной (буржуазной) и квазиимперской агрессии центра. Этнократический режим создан в Татарстане. У нас его нельзя создать по объективной причине даже если очень захотеть: башкир в республике реально около 25% от общего числа населения. В Татарстане же почти половина населения — татары.
В начале 1990-х годов в Башкортостане, из-за «взрыва» этничности был очень короткий период, когда с одной стороны председатель Верховного Совета БССР М.Рахимов еще не сосредоточил полностью власть в своих руках (режим был на стадии становления) и вынужден был считаться с мнением лидеров башкирского национального движения. С другой, сами националисты тогда еще не городили откровенного маразма и относительно адекватно реагировали на внешние вызовы. Но затем, как только искусственно спровоцированная активность этничности стала падать, М.Рахимов выкинул башкирских националистов как отработавшую свое деталь. Но при этом авторитарно-номеклатурный режим пользуется именно созданной националистами идеологией, так как сама власть создать ее не может. В итоге, рекрутация в органы власти происходит не по этническому признаку, а по принципу личной преданности. Лишь использование региональной (суверенитетской) идеологии, придает системе видимость этнократии, а на деле для башкирской интеллигенции оставили только малозначащую гуманитарную сферу в управлении.
Иными словами, чтобы власть в Республике Башкортостан стала этнократической, элементарно не хватает кадрового и человеческого ресурса. Усилий, как в Татарстане, чтобы вырастить свою «новую» интеллигенцию местная власть в течение 17 лет, не приложила. Точнее, она и не ставила перед собой такой задачи, что еще раз подтверждает тезис, что она имитирует национальное государство.
Есть и другое объяснение этому явлению. Среди номенклатуры и правящей верхушки республики доминируют механистические (основанные на вульгарном истмате) взгляды на современные политические процессы и природу власти. Отсюда полное непонимание механизма власти, и бездумное копирование региональной политики соседнего Татарстана. Глушение даже «карликовой» оппозиции и элементарного плюрализма. Ненужная, излишняя «закрытость» режима негативно сказываются, прежде всего, на науке и общественном климате региона. Отсюда низкий уровень саморефлексии башкирской гуманитарной науки и как следствие полный проигрыш на информационном поле. В РБ существует достаточное количество кафедр по политологии, социологии, БАГСУ и др., но серьезных, местных работ по политсистеме региона, по сути, нет. Власть экономит деньги на идеологии, а потом удивляется, почему люди не голосуют за нее на выборах (пример президентских выборов 2003г.). Клановый характер региональной власти стимулирует возникновение нескольких «неформальных» центров управления, что придает действиям правящего режима хаотический характер.
Во многом тут решающую роль сыграл фактор личности президента. М.Г.Рахимов управлял и управляет республикой как огромным нефтеперерабатывающим заводом. Отсюда — презрительное отношение технаря к гуманитарной интеллигенции, недооценка роли идеологии и человеческого фактора. Но республика — все-таки не завод.
В итоге власть не может самостоятельно модернизировать используемую идеологию, она катастрофически устаревает. Идеологию, как и одежду, нужно время от времени обновлять, иначе рискуешь быть обсмеянным. Как это можно сделать? Для создания и поддержки региональной идеологии необходимо ассигновать гуманитарные вузы республики, поощрять этнорегиональные исследования (башкироведение), а также формировать слой национальной интеллигенции работающую на местную власть. Однако режим М.Г.Рахимова практически не работает в этом направлении, предпочитая больше использовать административный ресурс, который после реформы федеральной власти значительно потерял свою силу.

К.Б.: Скажите, а какова ситуация с башкирским национальным движением, остался ли у него хоть какой-то потенциал?

На сегодняшний день существуют несколько башкирских официальных организаций ангажированных местным режимом. Это, прежде всего созданный в 1995г. Всемирный Курултай башкир, его молодежное крыло во главе с Т.Лукмановым, БНЦ «Урал» и Союз башкирской молодежи, где главным, неформальным лидером является А.Идельбаев. Все они испытывают серьезный идеологический и финансовый кризис. Социальная база этих организаций очень маленькая. Власть, определив им официальный и полуофициальный статус, сделала их «карманными» организациями, тем самым, подписав им смертельный приговор. С ними уже не церемонятся и используют для проведения своих малоэффективных акций. Но режим, оказавшись в сильной зависимости от Администрации президента В.Путина, проводит явно антирегиональную политику, что не соответствует идеологической платформе этих организаций. Данное положение дало естественный результат — началось возникновение независимых башкирских организаций: религиозных («Исламское наследие» и др.), общественно-политических («Кук буре», Башкирское национально-патриотическое движение, группа во главе с А.Дильмухаметовым) и др. Деятельность многих из них носит неформальный, кружковый характер. То есть пошел процесс рассыпания башкирского движения. Плюс ко всему существует местная (татаро-русская) оппозиция во главе с авантюристом Р.Бигновым. Их идеологически обслуживает, как я ее определяю — «интеллектуальная оппозиция», состоящая из группы республиканских ученных стоящих на протатарских позициях.
Таким образом, налицо нарастание антисистемного элемента внутри региона. И дело не в том, что у них различные платформы и нет единого центра. Независимо от степени консолидации, в определенный критический момент (например, если за дело как в 2003г. возьмутся крупные финансовые силы) их действия произведут синергетический (кооперативный) эффект и власть уже не устоит. А с потерей государственности, как я уже указывал выше, башкирский этнос рассыплется на глазах, поскольку, если нам придется действовать в рамках национально-культурной автономии (в худшем варианте — в положении оппозиции), без аппарата госвласти мы уже ничего не сделаем.

К.Б.: Почему вы думаете, что башкиры могут лишиться своей государственности, какие для этого есть основания?

Дело в том, что национально-государственные образования РФ, и том числе Башкортостан, не вписываются в неолиберальный дискурс демократического центра. Республики для Москвы именно постсоветские, они транслируют традиционные ценности и продолжают нести символический груз рухнувшего государства. В большинстве из них сформировались лишь фасадные структуры гражданского общества и вновь возродились черты присущие советской системе.
Другая причина того, что национальные республики федеральным центром будут, скорее всего, в ближайшем времени ликвидированы — экономическая. Трагическое поражение советского государства в «холодной» войне и последовавшая реставрация капитализма в России, привели к тому, что постсоветское пространство оказалось в зоне периферийного капитализма, в качестве сырьевого придатка стран «золотого миллиарда». Однако ситуация усугубляется тем, что по мере того как маховик рынка набирает обороты, капитал России, централизуясь, сам начинает стремится к тому, чтобы создать уже внутри страны периферийные зоны. Эта неблагодарная роль отведена, естественно, территориальным и национально-территориальным регионам. В тоже время, если с губерниями особых проблем не возникает, то у большинства республик-доноров есть определенная защита в виде государственности, полученная ими в ходе суверенизации в 1990-е годы. Кроме того, регионализация власти после распада СССР, привела и к регионализации российской экономики, но здесь были свои особенности. Так, к примеру, в Башкортостане экономическая политика велась не на основе идей монетаризма, и в ходе приватизации республика стала совладельцем многих промышленных предприятий. Подобная ситуация сложилась еще в ряде республик РФ. Иными словами, проникновение крупного (олигархического) капитала в эти регионы неизбежно будет сопровождаться атакой на местные элиты, при молчаливом согласии и подталкивании Кремля. Во всяком случае, интересы их в значительной мере совпадают, несмотря на то, что В.Путин время от времени обрушивается на отдельных представителей российской олигархии.
Что касается конкретно нашей республики, я думаю, что В.Путин не станет пока снимать М.Рахимова по двум причинам. Во-первых, после позорных президентских выборов 2003г. он стал абсолютно управляем и Путин его же руками произвел уже частичную десуверенизацию республики. Во-вторых, нужно провести юбилей по 450-летию. После этого вероятнее всего он его отправит на почетную пенсию, а во главе республике поставит уже полностью своего человека (возможно даже башкира по национальности, но не носителя идей суверенитета). Как это произойдет? Исходя из действующего на сегодняшний день федерального законодательства, Путин (или его приемник), предложить Госсобранию РБ своего наместника, со стороны. Парламент, состоящий, по сути, из местных чиновников, единогласно эту кандидатуру утвердит. Возможно, будут лишь митинги протеста, проведенные как всегда по инициативе БНЦ «Урал» и СБМ (хотя мне кажется, что одного милицейского «бобика» для них будет достаточно), но народ как в начале 90-х уже массово не выйдет. Назначенный же Москвой ставленник, сможет со временем легко вынуть этнический компонент из региональной идеологии, оставив для отвода глаз герб, гимн и прочие символические признаки государственности. Произойдет «тихая номенклатурная революция». В итоге, республика (госаппарат) станет как хоккейный клуб «Салават Юлаев» — название башкирское, а в команде все игроки русские.
А мораль такова. В 1917г. наличие Башкирского войска и патриотической башкирской интеллигенции вынудило большевиков пойти на признание Башкирской автономии. В 2007году 17 лет отпущенного нам запаса мы использовали на бесполезную болтовню в Курултае и развитие танцевального искусства. Но в политике признают только силу. Если даже власть и общество сделают сверхусилие, поправит уже удастся немногое…

Комментарий из 2009 г. Как мы видим ситуация с тех пор (в сфере укрепления легитимности режима РБ) радикальным образом не изменилась. На информационном поле РБ работа по укреплению региональной идеологии, а также по информационной безопасности традиционалистского режима ведется по-прежнему очень слабо. Власть пытается использовать методы 90-х годов, то есть административное подавление оппозиции в Интернет пространстве и в СМИ, что естественно дает очень маленький эффект, а скорее даже усиливает информационный голод на альтернативный материал. В этих условиях, вероятнее всего необходимо создавать альтернативные оппозиционным сайтам Интернет ресурсы, тем самым, сбивая их эффективность, а не пытаться, как в СССР глушить эфир «из-за бугра». К сожалению, действия постсоветского традиционалистского режима продолжают носить технократический, запаздывающий характер. Они не вышли на уровень стратегического планирования, и следуют логике героя мультфильма «Ежик в тумане» — «пусть река сама несет меня». Ну что ж таков и будет видимо результат…

Ситуация сегодня, между тем, внесла определенные коррективы. Антисистемный элемент внутри региона действительно растет. Независимо от отношения к режиму можно фиксировать рост новых, неангажированных властью субъектов реальной, а не бутафорской политики. Это и общественные силы, исламские и националистические организации. То есть динамика роста политических акторов, что само по себе не может не вызывать тревоги. Ибо наличие определенной силы потенциально содержит в себе импульс к действию. Кроме того, рост антилиберального движения в целом по России, накладывается на растущий мировой экономический кризис, что катализирует многие политические и общественные процессы.

Вопрос о смещении режима не только не сошел с повестки дня, но и приобретает (искусственно стимулируемую) актуальность — центр ведет целенаправленную работу по смещению власти РБ. Разница лишь в том, что вместо олигархических групп (о чем говорилось в статье) силой производящей подготовку для демонтажа стала команда экс-главы аппарата Президента РБ Радия Хабирова. Таким образом, действия этих сих (новых акторов и группы Хабирова) приводят к синергетическому эффекту. Возможно, что на примере Башкортостана Кремль будет вырабатывать механизмы по смещению подобных башкирскому альтернативных (традиционалистских) политсистем федерации. Это станет завершением либеральной революции на региональном уровне. Сегодня, к примеру, идет постепенная апробация правоохранительными структурами РБ методов подавления потенциальных прореспубликанских политических сил. Начались репрессивные меры по отношению к отдельным лидерам башкирского национального движения (арест Айрата Дильмухаметова). Что вполне в русле любого «демократического» неолиберального режима. О неизбежном дрейфе путинского режима в сторону открытой диктатуры прогнозировалось начиная от правых до левых политологов (например, Борисом Кагарлицким). Это становиться необходимостью для Кремля в условиях кризиса.

Есть ли выход в складывающейся политической обстановке для сторонников режима РБ? Есть, но его реализация лежит не на уровне общественных организаций и интеллектуальных групп республики. Существует слабая возможность что в течении 2-3 лет власть РБ и силы которые захотят ее поддержать сумеют радикальным образом переломит ситуацию. Но пока движений в этом направлении не наблюдается…

Источник

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100