Сарайлы-минцы дёмской долины и мензелинской стороны

В юго-западной части нашей республики, где через живописные холмы Бугульмино-Белебеевской возвышенности неторопливо проносит свои воды река Дёма (Дим, Кугидель), которой писателем Сергеем Аксаковым посвящены следующие прекрасные слова: «Дёма — река в Оренбургской губернии, около которой места живописные и самые привольные для житья», уютно расположились села Дюсан, Аит и Елбулактамак Бижбулякского района. На первый взгляд они едва ли чем отличаются от соседних — Каныкай и Биккул, Азнай, Тулубай и Каскын — такие же дома, улицы, магазины, уютные небольшие мечети, не отличается и внешность жителей этих сел. Однако внимательнее присмотревшись, а точнее прислушавшись, начинаешь улавливать и незначительные отличия».

Однажды мы обнаружили интересный документ: «Запись поверенных башкир Ногайской дороги, Кульили-Минской вол. сотника Бузана Исмакова с товарищами башкирами Сарайли-Минской вол. Гали Еваеву с товарищами о припуске их на вотчинную землю по р. Деме» от 16 сентября 1770 г. Это документ о припуске куль-иль-минцами — хозяевами (вотчинниками) верховьев реки Дёма на свои земли башкир другого рода — сарайлы-минцев. Казалось бы, обычный договор о припуске, коих в то столетие было сотни. Однако обращают на себя внимание фразы: «кои нам родственники», «со оных родственников башкирцов». Приведем отрывок данного документа: « … Оренбургской губернии, Уфимского уезду, Ногайской дороги, Кульили-Минской волости, команды старшины Ильчигула Таймасова от всей той волости башкирцов поверенные башкирцы ж деревень Качигановой сотник Бузан Исмаков, башкирцы Алдыргуш Атменев, Тлеумбеть Дербышев, Азнай Тимашев, Шункар Назаров; Сапаровой Алдар Казбулатов, Таир Райманов, Култай Сафаров, Кучукбай Зимикеев, будучи в городе Уфе, от Уфимских крепостных дел дали сию запись Уфимского уезда, Ногайской дороги, Сарайли-Минской волости башкирцам Гали Еваеву с товарыщи в том, что мы и всей той нашей Кульили-Минской волости башкирцы, значившияся в договорном письме, з большими и малыми родственниками своими со общего согласия напи санных в договорном и верющем письме Уфимского уезду, Сарайли-Мин­ской волости башкирцов и, окроме их, одним двором есашного татарина, всего сорокью дворами, в силу поданного в 1753-м году октября 2-го числа мироваго челобитья на жалованную от претков е. и. в. дедам и отцам нашим владеную крепостную землю (в рукописи далее подчеркнуто: кои нам родственники) по Деме и Белой рекам припустили, а имянно: вышеписанного помошника Еваева Бакыя Хасянова, Мряся Ишметева, Абдулмазита Усейнова, Айдара, Абдула, Тойгильду Балтачевых, Айбулата Ишметева, Хасяна Еваева, Бектемира Юзекеева, Темиркея Юлдашева, Чувашая Юнусова; деревни Аитовой сотника Гумера Бектемирова, Галия, Абдюкея Бектемировых, Муссу Бухарова, Ибрагима Уразова, Мансура Максютова, Махмута Кутлуметева, Абиша Уразманова, Уразая Рысова, бывшего сотника Даута Маметев; деревни Дюсеневой Сюярбая, Сююша Дюсяновых, Бектемира Юсупова, Алия Ишметева; деревни Рахмангуловой Кулшерыпа-муллу, Мамета и Кинзекея Утеевых, Муртазу Зякеева, Искендера Максютова, Ишигула, Махмута Абдрешитовых, Усейна Чирючина, Юзея Урускулова; деревни Каркалиной Абушехму Балтасева, Абдулкарима Сеитова, Абулгазизя Юзюкеева, Абдулкарима Аднашева; деревни Баязитовой есашного татарина Гайсу Юнусова. С таким договором, чтоб тем нашим припущеникам родственникам башкирцам Галию Еваеву с товарыщи, поселяясь на той нашей отданной земле дворами, довольствоваться пахотною землею, сенными покосами и всякими звериными ловлями, хмелевым щипанием з детьми, братьями и наследниками, также рубкою леса и всем принадлежащим, только от Садакова устья Уязы, в называемой Кышмыр для ловли рыбы не входить и оброку не брать, и бортей не разделывать, а в других местах рыбу ловить удами; да и выше устья Куру-Чекмагуш в арому не входить же и бортей не разделывать. А естьли вновь кого для поселения припускать вознадобится, то оной припуск чинить нам со общего согласия. Токмо с припущенников прежде сего нами, Бузаном с товарыщи, им, Галию с товарыщи ж, оброку не брать, а единственно получать нам, Бузану с товарыщи. А буде после сей записи другие припущеники будут, то с оных оброчные деньги брать уже с ними, башкирцами Галием с товарыщи, обще. А за тот припуск со оных родственников башкирцов Галия с товарыщи взяли мы, башкирцы сотник Бузан с товарыщи ж, со всеми мирскими людьми, с каждого двора денег по 4 руб. И отныне впредь по написаньи сей записи оброчных денег уже нам, Бузану, не брать. И та наша земля никому иному не продана и не заложена, также и в оброк другим не отдана и ни в каких крепостях не укреплена. А естьли кто в тое нашу землю по каким-либо крепостям или бес крепостей станет вступаться, то нам, поверенным башкирцам сотнику Бузану с товарыщи, с мирскими людьми, их, припущеников родственников башкирцов, помошника Галю Еваева с товарыщи, очищать и до убытка ни до какого не довесть. Естли же неочищением нашим, сотника Бузана с товарыщи, со всеми мирскими людьми, учинятся какие убытки, а наша в том неочищение, то взятые нами, сотником с товарыщи, с них, помошника Галия с товарыщи ж, деньги с каждого двора по 4 руб., а также и причинившияся убытки все сполна по их, Галиевой с товарыщи, скаске возвратить без всяких наших отговорок, что скажут, тому и верить. А потом ежели случится в той земле какая тяжба, то иметь уже с нами вобще. И для того им, Галию с товарыщи, сия запись и впредь в запись…»1 .

Как видно, этим документом (записью) поверенные от башкир рода кульиль-мин подробно оговорили и юридически оформили условия припуска (поселения) на свои вотчинные земли представителей хотя и другого, но род ственного рода, что несколько раз подчеркивается в документе. Куль-иль-минцы этим актом узаконивают проживание на своих землях башкир другого родового подразделения минцев — сарайлы-минцев, — основавших здесь, в дёмской долине, села Аит, Дюсан и другие.

Отметим, что в разные годы сарайлы-минцы основывают на землях куль-иль-минцев, кроме упомянутых выше, села на реке Уязы (крупнейшем притоке Дёмы): Каркалы Большие и Каркалы Малые, Зильдяр, Баязит, Шатмантамак, Качыган (в настоящее время в составе Миякинского района).

Кто мы, сарайлы-минцы? Откуда и почему наши предки пришли в дём­скую долину?

Практически до XIX в. башкирский народ, как и другие тюркские народы пояса Великих степей Евразии, имел многоступенчатую структуру внутренней организации. Башкирский род (иль) представлял собой совокупность нескольких близкородственных (в т.ч. кровнородственных) родовых подразделений, доходивших у крупных родов до 40 и более. Несколько десятков больших и не очень больших родов в течение длительного времени, проживая на одной географической территории, осознавали со временем свое этническое единство и считали себя башкирами.

По преданиям, корни минских башкир восходят к легендарной личности — Урдас-бию. Как и все минцы, сарайлы-минцы — автохтонное население Урало-Поволжья.

До XIV в. минцы проживали в Западной Башкирии, в долинах рек Сюнь, Мензеля, Степной Зай и Ик. Сказания минских родов куль, суби и кубау указывают на свои «старинные земли» предков в устье реки Ик. Под предводительством аксакалов Кункас и Иштэкэ куль-иль-минцы переселились с низовьев Ика в дёмскую долину. Приблизительно в это время началось движение и остальных минцев на юго-восток. Перекочевав в район слияния рек Агидель, Уфа и Дема, минцы расселились в нижнем течении реки Уфа и по всему бассейну реки Уршак. Большая же часть минцев осела в долине реки Дёма и ее притоков. В XVI в. минские башкиры оформили права на свои земли, а в 1671 г. особой раздельной грамотой поделили эти земли между 11 родами. В дальнейшем, согласно земельным актам XVIII в. этническая территория минских башкир по-прежнему находилась в бассейнах рек Дема, Уршак, Усень, достигая на юге притоков Демы — рек Мияки и Уязы, на севере — нижнего течения реки Уфы. Западные пределы минских земель граничили с землями канлинских и еланских башкир: по верховьям реки Ик, долине Чермасан до реки Белой. На востоке минские роды граничили с землями юрматинских и табынских родов, на северо-востоке — с кудейцами.

Административно минские башкиры располагались в Уфимском, Белебеевском, Бугульминском, Стерлитамакском уездах Ногайской дороги и Мензелинском уезде — Казанской. Первоначально насчитывалось 11 минских волостей в долине Демы и Уршака — Уршак-Минская, Кырк-Уйле-Мин­ская, Чуби (Суби)-Минская, Иль-Куль-Минская, Куль-Иль-Минская, Яик-Суби-Минская, Меркит-Минская, Усылы-Минская, Бегеняш-Минская, Асылы-Минская, Кубовская и одна волость, Сарайлы-Минская, на реках Мензеля и Ик. Однако постепенно количество волостей выросло, в том числе и вследствие того, что минские вотчинники, находясь административно в различных уездах, порой образовывали самостоятельные вотчины — общины. В процессе освоения территории общая Минская волость распалась на не менее чем 16 волостей. Такие крупные, как Илекей-Минская, Куль-Иль-Минская и некоторые другие продолжали сохранять вотчинно-общинный характер, другие были территориальными образованиями — Сарайлы-Мин­ская, Уршак-Минская, Бегеняш-Минская, Усылы-Минская.

Говоря непосредственно о сарайлы-минцах, следует отметить, что, по всей видимости, данный род образовался:

— во-первых, из части оставшихся в долине рек Мензеля и Ик минцев еще в XIII—XIV вв. во времена первоначального кочевания здесь минцев и других родов;

— во-вторых, выходцев из различных минских родов — куль, суби, меркит, кырк-уйле, кобау, выдавленных из долин рек Дёма и Уршак в период ногай­ского владычества в Южной и Центральной Башкирии (кон. XV — перв. пол. XVI в.). В шежере рода указывается на безнадежность сопротивления в силу явного численного преимущества ногаев: «Трем великим (ханам) уплачивали ясак. Доставляли из этих мест и платили. Что же делать малому народу?»2 .

В бассейне реки Ик эти башкирские группы оформляли вотчинные права на занимаемые земли и получали тарханные ярлыки у правителей Казанского ханства. Взамен башкиры обязывались участвовать в военных кампаниях казанского хана. А таких кампаний хватало, в первую очередь башкиры-минцы сдерживали постоянные набеги ногайцев, участвовали в противостоянии Казани и Москвы. После вхождения башкир в состав русского государства минцы подтвердили свои вотчинные права на земли в долине рек Мензеля и Ик. Кроме того, необходимо отметить, что сарайлы-минцы с древних времен и вплоть до XVIII в. имели вотчинные земли и в районе среднего течения реки Дёма. Подтверждением этого служат материалы архива ЦГИА РБ, где хранятся и бумаги по судебному разбирательству о восстановлении вотчинных прав сарайлы-минцев3 . Однако эти земли были прочно заняты родом кырк-уйле-мин и сарайлы-минцы проиграли споры за долину среднего течения реки Дёма.

Колонизация края и связанное с этим усиление переселенческого движения народов, в первую очередь в Среднем Поволжье в западной части Исторического Башкортостана приводило к нехватке земель, что вынуждало западных башкир отселяться на восток — в относительно более благополучные в земельном в плане территории. Башкиры рода сарайлы-мин отселились в верховья реки Дёма — на вотчинные земли куль-иль-минцев, «кои нам родственники», «со оных родственников башкирцов».

Села и деревни сарайлы-минцев в дёмской долине

На реке Дёма в современном Бижбулякском районе Республики Башкорт­остан расположены следующие поселения сарайлы-минцев:

Дюсан (Д‰сєн), деревня на левом берегу р. Дёма, в 29 км к югу от районного центра. Основана припущенниками сарайлы-минцами по договору от 1753 г. на вотчинных землях куль-иль-минцев. В 1795 г. (V ревизия) деревня была 13-дворной и проживало в ней 69 башкир-припущенников. «Ревизская сказка» (в те годы так называлась перепись населения в Российской империи), проводившаяся в 1834 г., обнаружила в деревне уже 160 башкир. В 1870 г., согласно документу «Список населенных мест Уфимской губернии по сведениям 1870 года»  (далее «Сведения 1870 г.»)4  в деревне проживало 331 башкир. Много жителей было учтено в 1917 г.: 699 башкир в 122 дворах и 1 русская семья. В 1926 г.5  деревня также была учтена как башкирская (777 жителей, 157 дворов). Переписи советского периода учитывали жителей деревни как татар, что не является верным. При проведении Всероссийской переписи 2002 г. в деревне оказалось 496 жителей.

Аит (Айыт), село на левом берегу р. Дёма, в 22 км к югу от районного центра. Центр сельсовета. Село основали выходцы из д. Сарсаз-Такирмен Сарайлы-Минской волости Мензелинского уезда на вотчинных землях куль-иль-минцев в 1766 г. Аит — один из крупнейших населенных пунктов района, до Октябрьского переворота 1917 г. в Аитово было две мечети, а при них религиозные школы. Имелось несколько мельниц. V «Ревизская сказка», проводившаяся в 1795 г., учла в деревне 37 дворов, что по тем временам немало, в ней проживало 218 башкир. Также и в дальнейшем, при проведении всех «Ревизских сказок» в XIX в., жители села относили себя к башкирам: в 1834 г. здесь было учтено 395 башкир, в 1859 г. — 648, в 1870 г. — 707. Ситуация несколько изменилась в следующем столетии: Всероссийская сельскохозяйственная и поземельная перепись 1917 г. обнаружила в Аитово 274 двора, где проживало 1622 башкира, в деревне было по одной мишарской и украинской семье. В деревне действовали 2 мечети, 2 мектебе, а также кузница. О развитии земледелия у жителей деревни свидетельствует наличие 4 водяных мельниц. Всесоюзные переписи большей частью относили жителей деревни к татарам. Всероссийская перепись населения 2002 г. учла в деревне 1272 жителя, почти половина из которых отнесла себя к башкирам.

Елбулактамак, Нижнее Аитово — деревня у впадения р.Елбулак в р.Дёма, в 22 км к югу от районного центра. Центр сельсовета. Основана жителями села Аит. В 1834 г. в деревне было учтено 164 башкира-припущенника, в 1859 г. — 307 припущенников (34 хозяйства), в 1870 г. — 401 житель. Деревня возникла в 70-х гг. XVIII в. В 1917 г. в деревне было 198 хозяйств, жители деревни (1133 человек) отнесли себя к башкирам. В советский период истории население деревни несколько сократилось, кроме того, значительную часть жителей по переписям стали относить к татарскому этносу, что не совсем верно. Всероссийская перепись населения 2002 г. учла в деревне 741 человек (башкир — 318).

В Миякинском районе, в долине реки Уязы имеется несколько крупных башкирских сел, основанных башкирами рода сарайлы-мин:

Зильдяр (Елдєр), село при впадении речки Зильдяр в р.Уязы, в 36 км к юго-западу от райцентра. Зильдяр — центр одноименного сельсовета. Село было основано башкирами-припущенниками. Кроме того, в деревне поселяются и тептяри, выходцы из д.Баязит. В 1795 г. в деревне было 35 дворов, учтено 166 башкир. Уже к 1859 г. количество жителей составило — 851 башкир-припущенников в 107 хозяйствах. Еще больше население деревни возросло к следующему столетию, когда Зильдяр был центром одноименной волости Белебеев­ ского уезда. В 1917 г. в селе были учтены: 1876 башкир (339 дворов), по одной семье русских, украинцев, чувашей, татар и тептярей. Советские переписи населения учитывали жителей деревни в составе татарского этноса: в 1959 г. — 1231 человек, в 1989 г. — 960. Всероссийская перепись населения 2002 г. учла 978 жителей, более половины из которых — башкиры.

Шатмантамак (Шатмантамаљ), крупное село на р.Уязы, в 39 км к юго-западу от райцентра. Относится к Зильдяровскому сельсовету. Основано башкирами-припущенниками на вотчине куль-иль-минцев (прибыли из д. Слаковбаш Сарайлы-Минской волости Мензелинского уезда около 1766 г.). В 1917 г. жило 1740 башкир (295 хозяйств). Всероссийская перепись 2002 г. учла в деревне 693 жителя (около половины жителей — башкиры).

Каркалы, Большие Каркалы с XX в. (Кєркєле, Оло Кєркєле), село на речке Каркала (приток р.Уязы), в 31 км к юго-востоку от райцентра. Центр ­сельсовета. Основан башкирами-припущенниками по договору от 17 февраля 1747 г.6  Жители деревни по своему этническому происхождению — башкиры сарайлы-минцы (были вотчинниками д.Иман Сарайлы-Минской волости Мензелинского уезда). Уже в 1795 г. в селе проживало 217 башкир-припущенников в 30 дворах. В 1834 г. проживало 487 башкир-припущенников; в 1917 г. — 1596 башкир, проживавших в 275 дворах, по одному двору мишарей и чувашей. По переписи 2002 г. в селе было учтено 577 жителей (около половины — башкиры).

Малые Каркалы, Каркалы-Тамак (Бєлєкєй Кєркєле), деревня в верховьях р.Уязы к юго-востоку от райцентра. Относится к Большекаркалинскому ­сельсовету. Основано на рубеже XVIII—XX вв. жителями деревни Каркалы. В 1816 г. проживало 99 человек (13 дворов), в 1834 г. — 150, в 1870 г. — 299, в 1917 г. — 652 жителя-башкира в 117 дворах. Всероссийская перепись ­2002 г. учла в деревне 268 жителей (башкир — 40%).

Качеган (Љасыѓан), село в верховьях р.Уязы, в 25 км к югу от райцентра. Центр сельсовета. В 1834 г. здесь было учтено 466 башкир-припущенников. В XX в. была следующая динамика численности населения: в 1917 г. было 262 хозяйства, проживало 1466 башкир, одна русская и одна украинская семья. Советские переписи учитывали жителей как татар: в 1959 г. — 429 жителей, в 1989 г. — 588. Всероссийская перепись населения 2002 г. учла в этом селе 603 жителя (татар — 35 %, башкир чуть более половины жителей).

Баязит, деревня в долине реки Уязы, в 27 км к югу от районного центра. Относится к Сатыевскому сельсовету. Название села происходит от антро­понима Баязит. Основана башкирами из Сарайлы-Минской волости (из ­             д. Са­рысаз-Такирмен) в середине XVIII в. В последующем в формировании населения деревни участвовали тептяри и ясачные татары, а также чуваши, мордвины и башкиры-вотчинники из других деревень волости. Ревизия 1834 г. учла в деревню 400 тептярей и 120 башкир. Переписи советского периода учит­ывали деревню как татарскую, что не совсем верно: в 1859 г. было учтено — 943, в 1989 г. — 725 жителей-татар. Всероссийская перепись населения 2002 г. учла в деревне 715 жителей (2/3 жителей — башкиры).

Села и деревни сарайлы-минцев в долине реки Мензеля

До начала XVIII в. население территории Сармановского и Тукаевского (Челнинского) районов Республики Татарстан было представлено башкирами рода сарайлы — подразделения племенного объединения мин, а также башкирами-байларцами, точнее его родового подразделения — ары (тюбы) салагуш (или салауш). Именно эти два этнических подразделения явились основой территориальных единиц Салаушской тюбы Байларской волости, Сарайлы-Минской и совместной Байлар-Сарайлы-Минской волости, на землях которых и возникли впоследствии Сармановский и Тукаевский (Челнин­ский) районы. Кроме того, потомки сарайлы-минцев составляют основную часть жителей села Верхний Табын (Муслюмовский район РТ).

Поселения, основанные сарайлы-минцами на территории Сармановского района

Сулюк, деревня на реке Мензеля в 34 км к северо-востоку от райцентра. Основана в начале XIX в. на вотчине башкир рода сарайлы-мин. Вплоть до 20-х гг. XX столетия башкиры составляли абсолютное большинство жителей села: 1795 г. — 321 башкир (45 дворов) и 1834 г. — 6 тептярей (2 двора); 1816 г. — 81 башкир мужского пола (м.п.) и 6 тептярей (проживающие «по допуску вотчинников башкирцев без договоров»); 255 башкир-вотчин­ник­ов Сарайлы-Минской волости и 10 тептярей м.п.; 1870 г. — 640 башкир; 1902 г. — 311 башкир-вотчинников (94 двора).

Чураш (Саклов-Чураш), деревня на реке Мензеля в 37 км к северо-востоку от райцентра. Основан в первой половине XVIII в. вотчинниками башкирами рода сарайлы-мин. Уже при проведении V ревизии (1795 г.) деревня была башкиро-татарской — 30 башкир и 70 ясачных татар. В 1816 г. в деревне было учтено 18 башкир м.п., 32 татар ясачных м.п., 2 татара служивых, последние две группы проживают в Чураше «по допуску самих вотчинников башкирцев без договоров». «Сведения 1870 г.» показали процесс некоторого смещения этнического самосознания жителей — было зафиксировано 386 жителей, большинство из которых оказалось татарами, часть тептярами (176 чел.). Однако в 1902 г. в деревне было учтено 256 жителей, большинство которых — башкиры-вотчинники (124 хозяйства).

Карашай-Саклау (Cтарое Саклово), село на реке Мензеля в 39 км к северо-вос­току от райцентра. Основан в первой половине XVIII в. на вотчинной земле башкир рода сарайлы-мин. В селе уже к 1795 г. (V ревизия) пришлое население доминировало: 5 башкир, 3 тептяра, 93 ясачных татар. В 1870 г. — 240 татар и 43 тептяра. Земской учет 1902 г. обнаружил деревню 131-дворной, со 346 жителями (м.п.) — башкирами-вотчинниками, припущенниками.

Сарысаз-Такермен, деревня в долине реки Мензеля в 20 км к северо-востоку от райцентра. Основана в XVII в. вотчинниками башкирами рода сарайлы-мин. Ревизия 1735 г. обнаружила деревню башкиро-татарской: 72 башкира (12 дворов), 156 татар (20 дворов) и 18 тептярей (4 двора). В начале XIX в. (1816 г.) в деревне учтено 60 башкир м.п., 89 татар ясачных м.п., 12 тептярей, последние две группы проживали в деревне «по допуску самих вотчинников-башкирцев без договоров в вечное владение». Ревизия 1834 г. учла в Сарысаз-Такермен 208 башкир Сарайлы-Минской волости и 28 тептярей м.п. В 1870 г. в деревне учтено 482 башкира и 355 татар. Так же «Сведения 1870 г.» указывают на важнейший вид деятельности жителей деревни — извозничество. В деревне действовали мечеть и училище. В середине XVIII в. много жителей деревни переселяется в дёмскую долину, где становятся припущенниками на землях своих соплеменников — башкир рода куль-иль-мин. Так, около 1766 г. башкиры деревни Сарысаз-Такермен переселились в долину реки Уязы (пра вый приток Дёмы) и стали первопоселенцами деревни Баязит (ныне Миякин­ский район РБ)7 . По договорам 1753 и нескольким договорам 1781 г.8  были припущены в долину Дёмы и основали села Дюсан и Аит (ныне Бижбулякский район РБ), в 70-гг.9  того же столетия — село Елбулактамак (Малый Аит). В 1902 г. в Сарысаз-Такермен в 210 дворах проживало 619 башкир.

Иман (Старый Имян, Имян, Кутусаз), деревня в долине речки Сакловасу (левый приток реки Мензеля) в 23 км к северо-востоку от райцентра. Основана в XVII в. вотчинниками башкирами рода сарайлы-мин. Ревизия 1795 г. обнаружила деревню многонациональной, здесь проживало 67 башкир (12 дворов), 134 ясачных татарина (24 двора) и 4 тептяра (1 двор). «Ведоместь, учиненная Мензелинским земским судом о башкирских селениях и жи­тельствующих на принадлежащей им земле припущенниках разного сословия жителях с показанием в ней числа душ мужского пола по VII ревизии ­(1816 г.) и волостей» (далее «Ведоместь 1816 г.»)10  обнаружила, что тептяри этого села (в 1816 г. — 2 человека м.п), татары ясачные (73 человека м.п.) и солдаты (3 человека м.п.) проживают в селе «по допуску вотчинников башкирцев без всяких договоров с давних лет». Эта ревизия показала и су­щественный рост башкирского населения села — 122 чел. м.п. VIII ревизия (1834 г.) учитывает село Имян практически как мононациональную — 407 башкир-вотчинников Сарайлы-Минской волости. Учет населения 1859 г. показал незначительный рост количества жителей села — 437 башкир. Существенно возросло количество жителей села (968 чел.) к 1870 г., башкир стало 646 чел., далее шли татары — 283 чел., тептярей было 39 человек. В 40-е гг. XVIII в. часть жителей села Имян отселилась в долину реки Дёма, на вотчинные земли своих сородичей — минцев родов куль-иль-мин и иль-куль-мин (по дого вору от 17 февраля 1747 г.11), став там башкирами-припущенниками. На новой родине (ныне это Миякинский район Башкортостана) ими было основано село Каркалы Большие и чуть позже деревня Каркалытамак или Малые Каркалы. В начале XX в. (1902 г.) в селе Иман было 182 дворов. Состав жителей — моноэтничный, здесь проживало 488 башкир-вотчинников. По­дворная перепись 1912—1913 гг. обнаружила в деревне 208 дворов, жители были башкирами-вотчинниками — 1158 человек.

Суллы Саклово (Верхний Саклов), деревня в долине речки Сакловасу (левый приток реки Мензеля) в 25 км к северо-востоку от рай­центра. Основана в XVIII в. вотчинниками башкирами рода сарайлы-мин. В 1834 г. в деревне проживали лишь башкиры — 101 башкир-вотчинник Сарайлы-Минской волости. Учет населения 1870 г. обнаружил в деревне 86 дворов, численно преобладали татары — 388 чел., башкиры — 103 чел. В деревне имелись мечеть и училище. В 1902 г. в деревне было 143 двора, жителей — 421 чел., большая часть — башкиры-вотчинники, часть — припущенники.

Сакловбаш, деревня в верховье речки Сакловасу (левый приток реки Мензеля) в 18 км к северо-востоку от райцентра. Основана в начале XVIII в. вотчинниками башкирами рода сарайлы-мин. В 1795 г. (V ревизия) лишь 5 дворов принадлежало тептярам (58 человек), остальные жители села — башкиры (229 чел. при 38 дворах). Ревизия 1834 г. учла в Сакловбаше 538 башкир Сарайлы-Минской волости и 43 тептяра м.п. Учет населения 1859 г. также обнаруживает деревню этнически башкирской — 538 чел. Следующая перепись (1870 г.) также подтвердила моноэтничность поселения, было учтено 1128 башкир. Кроме того, в то время в деревне функционировали мечеть, училище, имелось 7 лавок, а по субботам проводились базары. Жители деревни около 1766 г. основали деревню Шатмантамак (ныне Миякинский район Башкортостана) на землях башкир иль-куль-мин и куль-иль-мин12. Кроме того, часть жителей Сакловбаша переселилась в д.Качеган13 . В 1902 г. в Сакловбаше было 295 дворов, 919 человек м.п., в основном башкир-вотчинников. Подворная перепись 1912—1913 гг. обнаружила в селе 276 башкир (в сословии вотчинников) и 601 татар (в сословии государственных крестьян), деревня состояла из 877 хозяйств.

Сарайлы-Бикмет (Сарайлы), деревня в верховье реки Мензеля в 12 км к югу от райцентра. Основана в XVIII в. вотчинниками башкирами рода сарайлы-мин. Ревизия 1795 г. демонстрирует сложный этносоциальный состав этого поселения: в 13 дворах проживали 89 башкир, в 7—42 ясачных татара, в 4—29 тептяри. В начале XIX в. (1816 г.) в деревне проживало 73 башкира м.п., 32 татара ясачных м.п. и 10 тептярей м.п., последние две группы прожи­­ва­ли в деревне «По допуску башкирцев без договоров с давних лет». Ревизия 1834 г. учла в деревне 233 башкира Сарайлы-Минской волости и 13 тептярей м.п. В 1859 г. в Сарайлы-Бикмет проживало 385 жителей; в 1870 г. — 443 жителя (при 49 дворах), из которых башкир — 316, татар — 127. Земский учет населения, проведенный в самом начале XX столетия, обнаружил лишь одно поселение башкир-вотчинников в Старо-Каширской волости — село Сарайлы-Бикмет (150 дворов), все жители которого определили свою этническую принадлежность как башкиры (424 чел. м.п.). Проводившаяся в Уфимской губернии в 1912 — 1913 гг. подворная перепись выявила в Сарайлы-Бикмет 190 хозяйств (дворов), где проживали 1007 башкир, в сословном отношении относившиеся к вотчинникам.

Кроме того, башкиры проживали и в других деревнях, например, в Димитарлау. Учет населения 1859 г. обнаружил 473 жителя — все башкиры. В том же 1959 г. в соседнем Иликсазе проживало 724 жителя, большинство — башкиры, часть тептяри. В 1834 г. в деревне Дюсмет Термы было учтено 62 ­башкира-вотчинника Байларской волости и 102 тептярей м.п., а еще ранее, в 1816 г. — 18 башкир м.п., 60 тептярей м.п. и 12 татар ясачных м.п. («по допуску самих вотчинников башкирцев….»). В дальнейшем башкирское население указанных сел влилось в состав тептярей, а после присоединения Мензелин­ского уезда к ТАССР все население указанных сел записывают татарами.

Поселения, основанные сарайлы-минцами на территории Тукаевского (Челнинского) района

Села и деревни башкир-минцев расположены в южной части Тукаевского района — долинах небольших рек Иганя и Ургуда.

Абдул, село в бассейне реки Иганя (левый приток реки Мензеля) в 29 км к юго-востоку от Набережных Челнов. Основана башкирами сарайлы-минцами. V ревизия населения (1795 г.) обнаружила деревню 4-дворной, в ней  проживало 45 башкир. Однако VII ревизия (1816 г.) выяснила, что в селе Абдул проживали и башкиры (20 чел. м.п.) и тептяри (179 чел. м.п.) «по допуску вотчинников башкирцев с давних лет без договоров». Последующие переписи населения также показывали преобладание в деревне тептярей. Учет 1902 г. выявил в деревне 291 двор (999 припущенников м.п.). В 1870 г. в деревне Абдул «при ррч. Бишадыбаше и Абдулке» было 208 дворов, действовала мечеть, здесь проживали тептяри (1011 чел.) и башкиры (135 чел.).

Казаклар, деревня на реке Иганя в 37 км к юго-востоку от Набережных Челнов. Известна с 1754 г. Все ревизии населения указывали на сложный этнический состав деревни. Так в 1795 г. в Казаклар преобладали ясачные татары — 72 чел. (9 дворов), далее — тептяри (24 чел.) и башкиры (5 чел.). В 1870 г. в деревне было 95 дворов, в которых проживали татары (511 чел.), башкиры (90 чел.) и тептяри (84 чел.). В то время имелась водяная мельница, работали мечеть и училище. В начале XX столетия (1902) в Казаклар было учтено 165 дворов, в которых проживало 480 жителей — башкир-вотчинников и припущенников. Подворная перепись 1912—1913 гг. учла отдельно башкир-вотчинников — 249 чел. (48 дворов) и тептярей села — 833 чел. (156 дворов).

Кувады (Кувады Верхние), деревня в бассейне реки Мелекеска (правый приток Камы) в 11 км к югу от Набережных Челнов. Известен с 1747 г. VII ревизия (1816 г.) обнаружила в деревне 3 башкир м.п. и 111 ясачных татар м.п., которые «Имеют заселение предки их с давних лет на башкирской земле. Первоначально на заселение никаких прав не имеют, а в 1818 г. означенной волости от старшин Файзуллы Аиткулова и Файзуллы Искендерова, старшинского помощника Губейдуллы Иткинина, поверенного Абдулвагапа Якупова и азанчея Рахматуллы Исламкулова дан на допуск означенных Кувадинских жителей, имеют проживание и пользуются землею и всеми выгодами вечно по старинному их жительству с получением с них каждый год оброка по 10 коп. с каждого двора». Учет населения 1870 г. обнаружил в деревне 86 дворов, в которых проживало 472 татарина и 41 башкир, в деревне имелись 2 мечети и училище. Земской учет населения выявил в деревне 127 дворов (601 житель м.п.).

Кугаш, деревня на реке Буклы (бассейн реки Мензеля) в 26 км к юго-востоку от Набережных Челнов. Известен с 1747 г. Проводившиеся в России ревизии населения указывали на сложный этнический состав деревни: 1795 г. — 17 башкир (3 двора), 42 ясачных татара (9 дворов) и 73 тептяра (14 дворов); 1816 г. — 12 башкир; 1834 г. — 52 башкира и 92 тептяра м.п., 1859 г. — 419 башкир. Земской учет населения 1902 г. обнаружил в Кугаш 115 дворов и 491 житель мужского пола.

Саит (Сеит), деревня на реке Ургуда в 30 км к юго-востоку от Набережных Челнов. Известен с 1764 г. Основана башкирами сарайлы-минцами. Ревизии населения демонстрируют стабильный рост численности жителей деревни: 1795 г. — 16 башкир (3 двора) и 186 ясачных татар (32 двора), 1816 г. — 12 башкир м.п., 1834 г. — 32 башкира, 1859 г. — 605 жителей, в основном башкиры, 1870 г. (95 дворов) — 512 татар и 64 башкира. В начале XX столетия (1902 г.) в деревне уже был учтен 141 двор (48 житель м.п.).

Семекей, село на реке Ургуда в 33 км к востоку от райцентра. Основана башкирами сарайлы-минцами. Ревизии конца XVIII — первой половины XIX вв. фиксировали в деревне незначительное количество тептярей, впоследствии вошедших в состав башкир: 1816 г. — 111 башкир и 6 тептярей, 1834 г. — 363 башкира м.п. и 10 тептярей м.п., 1859 г. — 306 башкир. Учет населения 1870 г. выявил в Семекеево 799 башкир, проживавших в 133 дворах, в деревне работала мечеть. В 1902 г. было 193 двора (671 житель м.п.).

Ургуда, деревня на реке Ургуда в 32 км к юго-востоку от Набережных Челнов. Известен с 1747 г. Основана башкирами сарайлы-минцами. V ревизия населения (1795 г.) обнаружила в деревне 15 дворов, в которых проживало 66 башкир. VII ревизия учла в деревне 56 башкир м.п. и 31 ясачных татар м.п., проживавших «по допуску башкирцев». Учет населения 1870 г. указал на наличие в деревне мечети и училища, дворов было 65, жителей — 455. В 1902 г. в деревне было 140 дворов.

Потомки сарайлы-минцев проживают и в других поселениях региона совместно с потомками башкир-байларцев — Сарайлы Новые, Абдул Новый, Мряс, Сарман, Рангазар, Тлянче-Тамак и т.д. Сарайлы-минцы составляли преобладающую часть жителей в с. Верхний Табын: 1795 г. — 135 человек, 1816 — 89 (м.п.), 1834 г. — 279, 1859 г. — 280, 1870 г. — 501, 1902 г. — 484, 1912—1913 гг. — 1022 башкира-вотчинника (209 дворов).

Таким образом, земли рода сарайлы-мин находились в пределах Казан­ской дороги в долинах рек Мензеля, Ик, Степной Зай и их притоков. Здесь сарайли-минцами были основаны деревни (часть поселений — смешанные сарайлы-мин — байларские), в настоящее время находящиеся в Сарманов­ском (Имян, Карашай-Саклау, Сарысаз-Такермен, Сулюк, Сакловбаш, Сарайлы-Бикмет, Чураш и др.) и Тукаевском (Абдул, Казаклар, Кувады Верхние, Саит, Семекей, Ургуда и др.) районах Республики Татарстан. В том же XVIII в. часть рода переселилась в долину Дёмы, где стали припущенниками своих соплеменников куль-иль-минцев. Здесь сарайлы-минцами были основаны несколько населенных пунктов, являющихся ныне относительно крупными и этнически смешанными: Большие Каркалы и Малые Каркалы, Баязит, Шатмантамак, Зильдар (на территории современного Миякинского ра­йона); а также Аит, Елбулактамак, Дюсан (Бижбулякский район). Кроме того, некоторые семьи сарайлы-минцев были припущены в уже существовавшие деревни, например, в деревнях Туксанбай, Зириклыкуль.

В силу целого ряда обстоятельств башкир, оставшихся в Республике Татарстан, в том числе минцев, затронул процесс этнической ассимиляции в среде татарского народа. Это можно объяснить наличием общих черт в языке (диалекте), материальной культуре с окружавшими их татарами уже на ранних этапах этнической истории. Однако наиболее важной причиной смены этнической идентичности этой группы башкир явились политические моменты, вхождение территории их расселения 1920-е гг. в состав Татарстана.

Процесс ассимиляции затронул и сарайлы-минцев, переселившихся в дёмскую долину. Здесь на вотчинных землях куль-иль-минцев они стали припущенниками и стали выполнять те же мирские и государственные повинности, как и татары-припущенники, платившие башкирам-вотчинникам оброк за пользование землей, по сути, заняли с татарами-припущенниками одинаковое социальное положение, социальную категорию, что не могло не сблизить их.

Все названное на новой родине, в дёмской долине, несколько отличало сарайлы-минцев от их сородичей, способствовало размытию их осознания единства с башкирами. К тому же деревни, основанные ими, очень скоро стали многоэтничными. Переписи населения советского периода подтверждают этот тезис — население этих деревень не имеет четкого этнического самосознания, в одних переписях относя себя к башкирам, в других — к татарам. Введенное в советское время обучение в школах на татарском языке окончательно обособило потомков сарайлы-минцев (башкир-припущенников) от потомков куль-иль-минцев (башкир-вотчинников).

Примечания

1 МИБ. Т.4. Гл. 1. М., 1956. Д. 317. С. 349-350

2 БШ. Уфа, 1960. С.34, 41

3 ЦГИА РБ.Ф.106.Оп.1.Д.24.Л.179.

4 Здесь и далее источник — «Список населенных мест Уфимской губернии по сведениям 1870 года» // Населенные пункты Башкортостана. Ч.I. Уфимская губерния, 1877. Уфа: Китап, 2002.

5 Здесь и далее источник — «Список населенных пунктов Башреспублики 1926 г.» // Населенные пункты Башкортостана. Ч. III. Башкирская республика. 1926. — Уфа: Китап, 2002.

6 ЦГИА РБ. Ф. 172. Оп.1.Д.53.Л.52.

7 ЦГИА РБ. Ф.172.Оп.1.Д.108.Л.13.

См. также Асфандияров А.З. История сёл и деревень Башкортостана. Кн. 7. Уфа: Китап, 1997. С.78 — 81.

8 МИБ.Т.4. Ч.1. С. 349-350, ЦГИА РБ. Ф.172.Оп.1.Д.53.Л.7.

См. также Асфандияров А.З. История сёл и деревень Башкортостана. Кн. 7. Уфа: Китап, 1997. С.135 — 139.

9 ЦГИА РБ. Ф.172.Оп.1.Д.108.Л.19.

10 ЦГИА РБ. Ф.1. Оп.1.Д.450. Л.3­21.

11 ЦГИА РБ. Ф.172.Оп.1.Д.53.Л.130.

См. также Асфандияров А.З. История сёл и деревень Башкортостана. Кн. 7. Уфа: Китап, 1997. С.50-55.

12 ЦГИА РБ. Ф.172.Оп.1.Д.108.Л.16.

См. также Асфандияров А.З. История сёл и деревень Башкортостана. Кн. 7. Уфа: Китап, 1997. С.57.

13 ЦГИА РБ. Ф.172.Оп.1.Д.106.Л.5.

Рафиль Асылгужин, Камиль Хамитов

Источник

Один комментарий к “Сарайлы-минцы дёмской долины и мензелинской стороны”

  • айдар | 26 Май, 2011, 19:29

    про Каныкай нет информации

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100