Голод 1921 – 1922 гг. в «Малой Башкирии» и его особенности

Старый, валидовский Башревком всячески препятствовал мерам центральных российских властей по осуществлению продразверстки на территории Республики, потому что башкирский народ и так был доведен до нищеты, до голодной смерти. На I Съезде Советов Башкортостана было заявлено, что по Республике исполнение продразверстки не превышает 13 – 30%, тогда как по РСФСР оно составляет 70% [1]. Положение резко изменилось с конца июня 1920 г., когда в результате коммунистического переворота к власти в БСР пришло большевистское мансыревско-шамигуловское правительство. С этого времени «выкачиванием» продовольствия у населения ежедневно были заняты 700 продармейцев. В результате к 9 ноября 1920 г. процент выполнения продразверстки поднялся до 33. По Республике за короткое время было разверстано 3 млн. пудов зерна. В документе от 21 марта 1921 г. подчеркивается, что пострадавшему от грабежей и террора во второй половине 1920 г. населению Бурзян-Тангауровского кантона «никаких содействий не оказывается». Делается неутешительное признание: «положение башкир в горах критическое, тысячи голодных, голых башкир с 3 – 4-летнего возраста до 80 лет обоих полов странствуют по русским селениям в поисках хлеба, меняют последние остатки хозяйства, как самовары, посуду и др. за хлеб. Настроение у башкирского населения отчаянное, народ гибнет…» [2].

Голод 1921 – 1922 гг. поразил всю территорию Республики, но больше всего её юго-восточную часть, именно ту ее часть, где сосредоточен основной генофонд нации. Последствия голода оказались здесь наиболее тяжелыми, а потери невосполнимыми.

Причины голода в юго-восточном Башкортостане несколько другие, чем по Республике. Это своеобразие обусловлено характером и направлением хозяйственной деятельности коренного населения региона – полукочевое скотоводство и промыслы при слабом развитии земледелия не позволяло иметь запасы зерна, чтобы пережить голод. С другой стороны, юго-восточный регион подвергся неслыханному грабежу в марте – апреле 1919 г., чего избежали другие регионы Республики, Подавление повстанческого движения 1920 – 1921 гг. сопровождалось широкомасштабным террором, грабежами, конфискациями имущества, изыманием продовольствия у башкирского населения, а это, в свою очередь, привело к тому, что уже в 1920 г. юго-восточные башкиры голодали. Местные башкиры стали умирать голодной смертью, начиная с 1920 г., т.е. на год раньше, чем в остальных регионах БСР. Остальные причины – общие для всей Республики. Это разруха, вызванная Первой мировой и гражданской войнами, а также антинародная продовольственная политика новых коммунистических властей БСР, отобравшая последние запасы продуктов питания у населения в счет продразверстки и продналога. Недород 1920 г. и стихийное бедствие – засуха (неурожай трав и хлебов) в 1921 г. – это не главные причины голода. Следует подчеркнуть, что голод в 1921 – 1922 гг. носил специально организованный характер. Такое утверждение справедливо, в первую очередь, для юго-восточного Башкортостана.

Согласно статистическим данным, посевные площади в «Малой Башкирии» за 1914 – 1920 гг. сократились на 61%, количество скота у населения на 55% [3].

Башкиры голодали и раньше. Но такого, что произошло в 1921 – 22 гг., никогда не было. Следует учесть, что за период 1865 – 1915 гг. в Башкортостане лишь однажды, в 1891 – 1892 гг., произошло уменьшение населения на 0,5%, в остальные голодные годы, уменьшались лишь темпы прироста [4]. Вся вина за голод 1921 – 1922 гг. ложится на новый, коммунистический режим.

По справедливому замечанию народного поэта Башкортостана, своими глазами увидевшего ужасы голода тех лет, население юго-восточного Башкортостана в массовом порядке стало голодать с января – февраля 1921 г. В марте 1921 г. голод дошел до Уфы. «…словами не расскажешь, что творится в Тамьян-Катайском кантоне, – пишет Мажит Гафури. – Целыми семьями умирают с голода… Голыми сидят взаперти в своих домах.. – как дикие народы. О муке и хлебе не вспоминают. Что и скота осталось после разверстки, все съедено. Обязательные госналоги продолжают душить их; разверстку заставляют заплатить. Кому платить нечем, тот продает последнее, что есть – таким образом, расплачивается. Многие всю зиму питались древесной корой… Некоторые, чтобы не слышать голодного плача своих детей, отвозят их в глухие леса и там оставляют умирать. У этих бедных нет никаких надежд… Человеческих качеств у них не осталось, дух исчез. Эти жалкие существа опустились до уровня животных, съедают, что попало и ждут своей смерти. Если так будет продолжаться, они умрут все. Никто не слышит их стона, никто им руки помощи не протягивает… От этого народа, проживающего в дебрях Урала, возможно, останется лишь название, имя в истории…» [5].

Следует подчеркнуть, что вплоть до августа 1921 г. помощи голодающему башкирскому населению не оказывалось. Если в 1921 г. по стране голодало 10% всего населения, то в Башкортостане – 90% [6].

При обсуждении вопроса о голоде 1921 – 1922 гг. на II Всебашкирском съезде было заявлено, что в 1921 г. был собран урожай зерновых всего 1059000 пудов, примерно по пуду на человека. Этого не хватило даже на два месяца. На почве голода распространились тиф и холера. За год башкирское население юго-востока, по самым скромным подсчетам, сократилось на 29,1% [7].

По данным за декабрь 1921 г. голодало:
– в Бурзян-Тангауровском кантоне – 75660 человек или три четвертых населения;
– в Тамьян-Катайском кантоне – 76158 человек или половина населения (башкиры как раз составляют половину населения кантона);
– в Усерганском кантоне – 48820 человек, что равно 50% населения кантона [8].

Следует подчеркнуть, что 90% голодающих составляли башкиры; процент голодающих среди русских был невелик. Жертвами голода стали более половины башкирского и 38% татарского населения [9].

Если в неурожайный 1906 г. в Башкортостане был собран средний урожай с десятины 20 пудов, в 1911 г. – 6,9 пуда, то в 1921 г. – 2,1 пуда [10].

Во время пребывания в Тамьян-Катайском кантоне в январе 1923 г. Председатель ВЦИК М.И. Калинин заметил, что «в деревнях абсолютно почти не имеется скота, даже редко можно встретить кошек и собак, которых при таком ужасном голоде употребили в пищу». В д.Хамитово Узянской волости Тамьян-Катайского кантона до голода имелось 300 душ населения, 80 домохозяйств, 380 рабочих лошадей, 400 коров. После голода осталось 162 душ населения, 48 домохозяйств, 15 рабочих лошадей, 10 коров. В д.Казмашево картина еще страшнее. До голода имелось 11 домохозяйств, 45 душ населения, 55 рабочих лошадей, 70 коров. После голода остался один домохозяин, 7 душ населения, лошадей и коров – ни одной не осталось, все съедено. В селе Серменово до голода проживало более 5000 человек населения, после голода осталось 1860 человек [11].

Картина в Бурзян-Тангауровском кантоне была еще страшнее. Здесь люди умирали целыми деревнями. Так, исчезли с лица Земли деревни Байрамгулово, Яикбаево, Гадельгареево и др. Источники отмечают, что только в Темясово лежат не захороненными 70, в Юлуке – 50, в Билалово – 48 трупов. «90% населения кантона страдает от голода» [12]. Голод особенно свирепствовал в горно-лесных волостях. Башпомгол сообщал: «Положение в горных деревушках Башкирии ужасное, мучительное. Голодных масса. Умирают от голода целые семьи, вымирают целые деревни» [13].

Посильную помощь голодающим организовали кооперативные объединения. В Бурзян-Тангауровском кантоне, по линии кооперативного объединения в 26 столовых в январе 1922 г. питались 2500 человек, в феврале – в 36 столовых – 4000 человек, в марте – 4500, в апреле – 6000 человек [14].

В условиях невиданного голода происходила деградация личности: -были выявлены 55 фактов людоедства, 920 случаев трупоедства [15]. В апреле 1922 г. вышло постановление правительства «О людоедстве». [16].

Рассмотрим материалы по Байсакаловской (горно-лесной) волости Тамьян-Катайского кантона. На 1 января 1922 г. в волости имелось 720 душ населения. В течение января вымерло 30 человек. В феврале всего населения 690 человек, голодают – 690. Из них умерло от голода 31 человек. В феврале открыта столовая, где довольствовались 11 взрослых и 43 детей. Смертность от голода в марте составила 24 человек, в апреле – 30 человек, в мае – 22 человек. В июне от голода скончались еще 33 человека. В июле по той же причине скончались 15 человек. В августе голодных смертей не было, население волости стабилизировалось на уровне 524 человек. В июле 1922 г. благодаря «АРА» довольствие получали 150 детей и 270 взрослых. Смерть от голода отступила.

Таким образом, масштабы голода и его последствия оказались наиболее страшными именно в юго-восточном Башкортостане, т.е. там, где сосредоточен генофонд башкирской нации. Отсюда, не является случайностью социально-экономическое отставание данного региона. Оно – результат геноцида 1919 – 1921 гг. и голода 1921 – 1922 гг.

1. ЦГИА РБ. Ф.394. Оп.5. Д.1. Л.17об.
2. ЦГАООРБ. Ф.22. Оп.4. Д.24. Л. 27 – 28.
3. Советская Башкирия. Исторические очерки. – Уфа, 1957. – С.112.
4. Давлетшин Р. Голод 1921 – 22 гг. // Ватандаш. – 1997. – № 3. – С.120 – 124. – На башк.яз.
5. Гафури М. Ужасы голода. Страницы дневника //Ватандаш. – 1997. – № 3. – С.156 – 159. – На башк. яз.
6. ЦГИАРБ. Ф.101. Оп.1. Д.33. Л.2.
7. Раимов Р.М. Указ соч. – С.372 – 373.
8. Йэшлэк. – 1990. – 29 ноября.
9. Йэшлэк. – 1997. – 13 ноября.
10. Десять лет Башкирии. – Уфа, 1929. – С.30.
11. Калинин М.И. в Башкирской АССР. – С.14, 96.
12. Йэшлзк. – 1989. – 23 марта.
13. Образование… Документ № 375.
14. Сайранов Х.С. Указ.соч. – С.118.
15. ЦГИА РБ. Ф.394. Оп.5. Д.6. Л.95 – 98.
16. ЦГИА РБ. Ф.933. Оп.1. Д.132. Л.303.

Зарипов А.Б.
Труды Сибайского института Башкирского Государственного университета: Сборник статей. Сибай: Издание Сибайского института БГУ, 2001. – 152 с. – С.80 – 83.

Источник

На фото: Морг в Уфе. Мертвые дети.
Источник

4 коммент. к “Голод 1921 – 1922 гг. в «Малой Башкирии» и его особенности”

  • Камиль | 7 Июль, 2010, 17:03

    В холле ГОВД по г.Сибай вывешен плакат 44 формата «МВД РФ» информационный бюллетень Департамента кадрового обеспечения МВД России №7 за январь 2010г. в котором освещено: «31 января День образования УВД по Оренбургской области.
    В этот день в 1919г.вскоре после восстания в Оренбурге Советской власти, был организован и подотдел милиции и угол.розыска в составе отдела управления Губернского Совета». Вот уж «Иваны (Ахметки) не помнящие родства».

  • Идрисов Рустам | 3 Июнь, 2011, 22:40

    Признание Грузией «геноцида черкесского народа»: реакция в Татарстане
    20 мая 2011 г. парламент Грузии признал т.н. «геноцид черкесского народа» как преступление против человечества, совершенное Россией в ходе и после Кавказской войны XIX в. Под «геноцидом черкесского народа» грузинские парламентарии, а равно и их как российские, так и зарубежные идейные сторонники, обосновывающие «кровавую политику России против миролюбивых народов Кавказа», понимают не только военные действия позапрошлого века, которые вела Российская империя на Кавказе и в ходе которых, естественно, были жертвы, причем с обеих сторон, но также под политикой «геноцида» понимают переселение черкесов, адыгов, кабардинцев и других народов Северного Кавказа на территорию тогдашней Османской империи, вызванное Кавказской войной.
    Тот факт, что эта идеологическая кампания, развернувшаяся с приходом к власти в Грузии Михаила Саакашвили и особенно активно после его поражения в войне в Южной Осетии в 2008 г., направлена на усиление антироссийских настроений на Кавказе и шире в дальнейшем – во всех национальных республиках России (включая и Урало-Поволжье, и Сибирь) – не вызывает у экспертов сомнения. Ведь главный посыл всей этой кампании по признанию «геноцида черкесов» заключается в том, чтобы у нынешнего поколения северокавказских народов России сформировать по отношению к собственной стране, гражданами которой они являются, представления как о государстве-преступнике, которое не просто включило Кавказ в свою территорию, но и истребляло их предков, изгоняло их со своих исторических земель. В сухом остатке: внушить в сознание и историческую память молодых кавказцев мысль о нелегитимности присутствия России на Кавказе.
    Стоит отметить, что сторонники признания «геноцида черкесов» имеются и в России со стороны некоторой части либеральной интеллигенции (В.Новодворская, К.Боровой и др.), которой свое государство всегда видится только как агрессор. Неудивительно, что именно они подхватили ту мысль, что Россия виновата и должна уйти с Кавказа, предоставив ее республикам право на независимость.
    «Признание грузинским парламентом т.н. «геноцида черкесов», безусловно, является политическим шагом, направленным на дальнейшее (хотя куда уж дальше!) осложнение российско-грузинских отношений», — уверена начальник Сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина. По ее мнению, «очевидно, что Тбилиси не только нет никакого дела до судьбы народов Северного Кавказа — не приходится говорить и об исторической дружбе между грузинами и черкесами». Политические мотивы грузинского руководства понятны: это и стремление дестабилизировать обстановку на Кавказе в краткосрочном периоде (учитывая предстоящие в скором времени досрочные президентские выборы в Абхазии в связи с кончиной Сергея Багапша, «плановые» — в Южной Осетии, а также активизацию радикал-исламистов в Северной Осетии, убивших осетинского поэта Шамиля Джигкаева, выступавшего открыто против ваххабизации своей республики, время для признания «геноцида черкесов» выбрано крайне «удачно»), и долгосрочные планы по срыву зимней Олимпиады-2014 в Сочи, и болезненное желание лишний раз досадить России, «щелкнуть Москву по носу». «Неадекватность официального Тбилиси давно очевидна всем, да и о возможности такого шага заявлялось еще год назад, поэтому никаких особых последствий для межгосударственных отношений решение грузинского парламента иметь не будет. Что касается самого «геноцида», то использовать этот правовой термин в данном случае абсолютно не уместно», — считает кавказовед.
    Заведующий кафедрой политологии, социологии и менеджмента Казанского технического университета Владимир Беляев также рассматривает кампанию по признанию «геноцида» кавказских народов с деятельностью нынешнего президента Грузии и с политикой по фальсификации исторического прошлого. «Целый ряд грузинских ученых пишет (кстати, почему-то особенно активно на английском языке: видно, для западного читателя) о том, что существовали «большая империя» (царская Россия) и «малая империя» (Грузия), пока Грузия не попала в тяжелую международную ситуацию (угроза уничтожения со стороны Османской империи). Вот тогда Грузия, часто сама нападавшая на другие кавказские народы и государства, вынуждена была запросить помощи у единоверной России. Последняя очень долго отказывалась идти на помощь Грузии (и Армении, и Осетии) через исламский (в большинстве своем) Кавказ, понимая, что тот будет сопротивляться. Но неоднократные просьбы Грузии заставили Россию в начале XIX в. взять грузинские царства под свое крыло», — сообщает казанский политолог. «Так что начало кавказским войнам, которые саакашвиливские ставленники вдруг назвали «геноцидом», положила в свое время «малая империя», поэтому-то не ей кричать о «геноциде»», — уверен профессор Владимир Беляев, напомнив при этом слова первого грузинского президента Звиада Гамсахурдии о том, что «осетины – прямые агенты Кремля и террористы, у осетин нет права на эту землю (Южную Осетию)» и что «мы пойдем по Осетии и пусть осетины либо покорятся и станут грузинами, либо, если они так любят русских, уходят из Грузии в Россию». После этого особенно странно, считает политолог, слышать о признании Грузией «геноцида черкесов», когда это государство само провозглашало и совершало нечто подобное в отношении других кавказских народов, в частности, абхазов и осетин в 1990-е гг. и особенно в 2008 г., развязав войну в Южной Осетии.
    Удивлены признанию «геноцида черкесского народа» и представители еврейской общины Татарстана, поскольку со стороны лоббистов этого признания последовали уже заявления о том, что, дескать, Россия в отношении кавказцев совершила Холокост. «Любые заявления подобного рода носят, понятное дело, политический характер. Ищите, кому это выгодно, обвинить Россию в совершении «Холокоста черкесов». Одно дело — обвинить политический строй, лидеров и пр. И совсем другое дело – народ, государство. Это уже передергивание фактов», — полагает учитель иврита Ирина Шеботнева.
    Ученые Казанского федерального университета также склонны видеть в признании «геноцида» политическую составляющую. Доцент кафедры новой и новейшей истории КФУ Ильдар Калимонов предлагает посмотреть на значение слова «геноцид». «»Геноцид» имеет вполне определённое значение: это действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. Разве Россия ставила такую перед собой задачу в Кавказской войне XIX в.?» — задается вопросом казанский историк.
    Единственные, кто приветствовал признание грузинским парламентом «геноцида черкесского народа», были татарские национал-сепаратисты. Председатель набережночелнинского отделения Татарского общественного центра (ТОЦ) Рафис Кашапов рассказал, что еще в сентябре 2005 г. тоцевцы получили через СМИ обращение на имя Председателя Государственной Думы Российской Федерации Б.Грызлова от Адыгейского республиканского общественного движения «Черкесский конгресс» к Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации.
    «Мы тогда полностью поддержали обращение Черкесского конгресса, его председателя Мурата Берзегова, и от имени Татарского общественного центра приняли обращение в защиту черкесского народа», — поведал лидер татарских националистов из Набережных Челнов, второго города по численности населения в Татарстане, о реакции его единомышленников на начало кампании по признанию «геноцида черкесов». «Зимняя Олимпиада должна пройти на костях черкесов, адыгов, карачаевцев. За рубежом знают об этом факте и относятся к этому трагическому событию с болью и пониманием», — считает Рафис Кашапов, правда, уверенный, что признание Грузией «геноцида» народов Северного Кавказа не приведет к каким-либо политическим потрясениям в этом регионе, потому что «силовыми структурами все уже задавлено».
    Не стоит думать, что кампания, инициируемая из-за рубежа, по признанию геноцидов якобы совершенных Россией (читай – русским народом) за всю свою историю, ограничиться только черкесами. Нельзя исключать, что вслед за «геноцидом черкесского народа» последует разнузданная кампания по признанию «геноцида» и народов Урало-Поволжья и Сибири. Все начнется так же, как в случае с идеологической подготовкой к признанию «геноцида черкесов»: вначале активно начнет писать зарубежная и российская либеральная пресса, поедут иностранные журналисты в Татарстан и Башкортостан, чтобы сделать репортаж о последствиях якобы совершенных Россией массовых убийств гражданского нерусского населения (причем, неважно, что речь идет о трактовке событий XVI в.: никого ведь не смутило, что грузинский парламент обвинил современную Россию в «преступлении против человечества», совершенного в позапрошлом веке), затем будут организованы в зарубежных странах международные научные конференции и различные «круглые столы», на которых с умным видом будут доказываться многочисленные «холокосты», совершенные Россией против татар, башкир, народов Сибири, снимут не один документальный или художественный фильм о «кровавой политике России», выйдет несколько «научных» книг. Цель всей идеологической кампании – изменить историческую память и мировоззрение у нерусских народов, в которой собственное российское государство, гражданами которого они являются, будет восприниматься как поработитель, преступник, наконец, просто как источник зла, а значит борьба против него (в любой форме) будет восприниматься как освободительная и благородная. Стратегия зарубежного мира очевидна: ведь если собственное государство часть населения будет воспринимать как нелегитимное, то это будет только способствовать развитию внутренних дезинтеграционных последствий. Возможно, скоро мы услышим заявления местных сепаратистов Татарстана о том, что как ужасно, что Россия затеяла проводить в Казани Универсиаду 2013 г. или чемпионат мира по футболу 2018 г. «на костях татарского народа».
    Раис Равкатович Сулейманов — руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»
    http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/6876

  • Сало | 19 Июнь, 2011, 6:17

    C 1914г. по 1954г. — башкирского населения современного Башкортостана, Оренбургской и Челябинской областей — погибло, в только в результате государственной политики — то есть от факторов созданных в результате действий деятелей Российско — Советского государства, около 1 млн. человек из, наличествовавших по Всеросийской переписи населения 1897г. — 1 млн. 370 тыс. человек, по переписи 1908г. — 1 млн. 710 тыс., а по переписи 1926г. — 710 тыс. человек.

    Даже с учетом того, что в 1920г. Советская власть передала ТССР — Мензелинский уезд — со 151 тыс. башкирского населения, из которых к переписи 1926г. башкирами себя записали — лишь 1700 человек (программа ликвидации безграмотности — ЛИКБЕЗы и обучение в школах, в первое десятилетие после Октябрьской революции проводились с использованием учебников Казанских авторов, напечатанных латиницей в имевшейся там современной типографии, что, в понимании «Новой власти», более соответствовало «идеалам революции» в противовес «дремучему» арабскому алфавиту использовавшемуся более 700 лет до этого.) цифры — ужасают: на 1926г. — башкортов осталось по отношению к численности 1908г. — 41%(!).

    В Уфимской губернии с 1917г. по 1922г. из 2,5 млн. человек — умерло 650 тысяч человек (23%). Кстати, городским жителям помогла выжить помощь эшелонов с зерном из Соединенных Штатов, единственное государство протянувшее руку помощи молодой Советской республике. В 1930-ых во время голодомора коллективизации и индустриализации проведенной за счет жизни еще 25-40% жителей уже всех поволжских, казахского(40%) и украинского(5-6 млн. жизней) народов. Еще, беря, в расчет потери в ВОВ — 320 тысяч погибших из 700 тысяч ушедших на фронт(США за всю II МВ — 300 тысяч потерь, у британцевв — 195 тысяч.), получается бессловесный, «цифровой» портрет российской государственности.

    И это без учета потерь в Гражданской Войне, которая, катком, несколько раз прошлась по территориям современных Башкортостана, Челябинской и Оренбургской областей, без учета потерь в I МВ, без учета репрессированных, число которых по соотношению количества репрессированных к численности башкирского народа, со времен Военного Коммунизма до «дела врачей», согласно данным издания «Аргументы и Факты» опубликовавших исследование в начале 1990-х, превысело это соотношение даже у еврейского и грузинского народов.

    Если сосчитать всех погибших и неродившихся их потомков, по методике социологов — получается в целом, по Российской Федерации, на двух живущих приходится один не родившийся (население РФ должно было бы сейчас быеить не 142 млн., а 210 млн. человек), в Беларуси — на одного живущего двое не родившихся, в Башкортостане — на одного живущего трое не родившихся — из-за того что ИХ дедов и родителей заморили голодом, растреляли в НКВД, бросили на врага с одной винтовкой Мосина, образца 1893г. на двоих. И после всего этого — ОНИ отказывают НАМ в праве иметь СВОЕГО Президента(хотя ОН есть, почти, у всех народов МИРа, и которые не умирали более 400 лет за Империю), учить наших детей на своем ЯЗЫКЕ, возможность вообще учиться в своих деревнях и селах, где каждый час и рука в хозяйстве на счету, владеть своими ФАБРИКАМИ и ЗАВОДАМИ, построенными нашими отцами и дедами, пасти бесплатно скотину на своих землях, не бояться за жизнь и здоровье своих детей учащихся в Москве и, наконец, услышать простое -ПРОСТИТЕ.

    Нам всем самим решать в каком государстве мы хотим жить и как его сделать таковым…

  • Dao | 12 Февраль, 2012, 0:44

    «население юго-востока, по самым скромным подсчетам, сократилось на 29,1% » На самом деле эти подсчеты очень скромные.  В нашем Ишимбайском районе по переписи 1920 года даже средние по размеру деревни имели около 1000чел.(например, Сайран — 1250, Ураэбай — 903). Деревушка Хажы , где я недавно купил дом имела тогда 81 домов и 398 жителей. Мои новые соседи даже не поверили этому — сегодня там человек 30 не более.
    По сути, большинство деревень даже в периоды бурного роста и не приблизились к уровню 1920года. 

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100