Этногенез башкир

УГОРСКАЯ ТЕОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ БАШКИРСКОГО НАРОДА

Изучение имеющейся литературы об этногенезе башкир показывает, что о происхождении башкирского народа существуют три теории: тюркская, угорская, промежуточная.

Отождествление башкир с угорскими племенами — предками современного венгерского народа — уходит в эпоху средневековья.

В науке известно венгерское предание, записанное в конце XII века. Оно рассказывает о пути движения мадьяр с востока в Паннонию (современную Венгрию): «В 884 году, — пишется там, — от воплощения Господа нашего семь вождей, называющихся Hetu moger, вышли с востока, из земли Сцитской. Из них вождь Almus, сын Igeic, из рода короля Magaog, вышел из той страны вместе со своей женой, сыном Арпадом и с великим множеством союзных народов. После многодневного шествия по пустынным местам они на своих кожаных торбах переплыли реку Этыл (Волгу) и, нигде не находя ни сельских дорог, ни селений, не питались изготовленными людьми кушаньями, как был обычай у них, но наедались мясом и рыбами, покуда пришли в Суздаль (Россию). Из Суздаля они шли в Киев и потом через Карпатские горы в Паннонию, чтобы овладеть наследством Аттилы, прародителя Алмуса» (Е.И.Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья. // Материалы и исследования по археологии СССР. 94. М., 1961. С. 149). Обращает на себя внимание утверждение о том, что мадьярские племена не одни двигались на запад, а «с великим множеством союзных народов», в числе которых могли быть некоторые башкирские племена. Не случайно Константин Багрянородный отмечает, что венгерский союз в Паннонии состоял из семи племен, двое из которых назывались Юрматоу и Ене (Э.Мольнар. Проблемы этногенеза и древней истории венгерского народа. Будапешт, 1955. С.134). В формировании башкирского народа участвовали наряду с многочисленными племенами древние и крупные племена юрматы и еней. Естественно, у мадьярских племен, обосновавшихся в Паннонии, сохранились предания об их древней прародине и оставшихся там соплеменниках. Чтобы их найти и обратить в христианство, из Венгрии были предприняты рискованные путешествия на Восток миссионеров-монахов Отто, Иоганки Венгра и других, закончившиеся неудачей. С этой же целью совершил путешествие в районы Поволжья венгерский монах Юлиан. После долгих мытарств и мучений ему удалось попасть в Великую Булгарию. Там, в одном из больших городов, Юлиан встретил венгерскую женщину, выданную замуж в этот город «из страны, которую он искал» (С.А.Аннинский. Известия венгерских миссионеров XIII—XIV веков о татарах и Восточной Европе. // Исторический архив. III. М.-Л., 1940. С. 81). Она и указала ему дорогу к соплеменникам. Вскоре Юлиан нашел их близ большой реки Этиль (Итиль, Идель, Иѓел, Ађиѓел), или Волга. «И все, что только он хотел изложить им, и о вере, и о прочем, они весьма внимательно слушали, так как язык у них совершенно венгерский: и они его понимали, и он их» (С.А.Аннинский. С.81).

Плано Карпини, посол папы Иннокентия IV к монгольскому хану, в своем сочинении «История монголов», рассказывая о северном походе Батый-хана в 1242 году, пишет: «Выйдя из России и Комании, татары повели свое войско против венгров и поляков, где многие из них пали… Оттуда прошли в землю мордванов — идолопоклонников и, победив их, пошли в страну билеров, т.е. в Великую Булгарию, которую совсем разорили. Потом к северу против бастарков (башкир. — Р.Я.), т.е. Великой Венгрии и, одержав победу, двинулись к парасситам, а оттуда к самоедам» (Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С. 48). Кроме этого, он еще два раза называет страну башкир «Великой Венгрией»» (Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С. 57, 72).

Другой католический миссионер Гильом де Рубрук, посетивший Золотую Орду в 1253 году, сообщает: «Проехав 12 дней от Этилии (Волги), мы нашли большую реку, именуемую Ягак (Яик. — Р.Я.); она течет с севера, из земли паскатир (башкир. — Р.Я.) …язык паскатир и венгров — один и тот же, это — пастухи, не имеющие никакого города; страна их соприкасается с запада с Великой Булгарией. От земли к востоку, помянутой северной стороне, нет более никакого города. Из этой земли паскатир вышли гунны, впоследствии венгры, а это, собственно, и есть Великая Булгария» (Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 122-123).

Сообщения западноевропейских авторов явились в дальнейшем одним из важных аргументов в пользу угорской теории происхождения башкирского народа. Одним из первых о происхождении башкир писал Страленберг Филипп-Иоганн (1676—1747), подполковник шведской армии. Он сопровождал Карла XII в Северной войне. Во время Полтавской битвы (1709) был взят в плен и сослан в Сибирь. Получив разрешение путешествовать по Сибири, составил её карту. После Ништадского мира 1721 г. вернулся в Швецию. В 1730 г. издал в Стокгольме книгу «Das nord und ostliche Theil von Europa und Asia». Страленберг назвал башкир остяками, так как они рыжеволосы и соседи называют сары-иштяками (остяками). Таким образом, Страленберг первым выдвинул теорию об угорском происхождении башкирского народа.

Выдающийся историк В.Н.Татищев (1686—1750) в «Истории Российской» (T.1. М.-Л., 1962) первым в русской историографии дает историко-этнографическое описание башкир и высказывает интересный взгляд об их происхождении. Этноним «башкорт» означает «главный волк» или «вор», «для их промысла имяновали». Казахи называют их «сары-остяками». По мнению В.Н.Татищева, башкиры упоминаются еще у Птолемея «аскатирами». Башкиры «народ был великим», являются потомками древних финноязычных сармат — «сусчие сарматы» (с. 252). Об этом же свидетельствуют Карпини и Рубрук. Что касается языка, то «понеже они (башкиры. — Р.Я.) закон Магометов с татары приняли и язык их употреблять стали, за татар уже почитаются. Однако в языке от прочих татар много разнятся, что не всяк ис татар их разуметь может» (с. 428).

В.Н.Татищев сообщает некоторые сведения об этнической истории башкир. «Сами (башкиры. — Р.Я.) по преданиям о себе сказывают, что они суть от булгар произошедшие» (с. 428). Здесь речь идет о башкирах-гайнинцах, у которых сохранились легенды об общности происхождения с булгарами. Он же свидетельствует, что табынцы разбросаны в Крыму, Башкортостане и других районах.

Н.М.Карамзин (1766—1829) в I томе «Истории государства Российского», в главе II «О славянах и других народах, составивших государство Российское», опираясь на сведения европейских путешественников XIII в. Юлиана, Плано Карпини и Гильома де Рубрука, пишет, что «башкиры живут между Уралом и Волгой. В начале язык у них был венгерский. Потом они отюречились. Башкирцы говорят ныне языком татарским: надобно думать, что они приняли его от своих победителей и забыли собственный в долговременном общежитии с татарами» (М., 1989. С. 250).

В 1869 г., по случаю пятидесятилетнего юбилея Санкт-Петербургского университета, была опубликована работа Д.А.Хвольсона «Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда Бен Омар Ибн-Даста, неизвестного доселе арабского писателя начала Х века». В ней автор анализирует сочинения средневековых арабских географов и путешественников о башкирах и мадьярах. Его выводы сводятся к следующему.

Первоначальной родиной мадьяр были обе стороны Уральских гор, т.е. территории между Волгой, Камой, Тоболом и верхним течением Яика. Они входили в состав башкирского народа. Об этом свидетельствуют путешественники ХIII века Юлиан, Плано Карпини и Гильом де Рубрук, писавшие о тождестве башкирского языка с мадьярским. Именно поэтому они называли страну башкир «Великой Венгрией».

Около 884 года часть мадьяр под ударами печенегов ушла из Урала. Их предводителем был Алмус. После долгих странствий они поселились рядом с хазарами. Их новая родина называлась Лебедией по имени тогдашнего их вождя Лебедиаса. Однако, снова притесняемые переселившимися в Европу печенегами, мадьяры отправились дальше на юго-запад и поселились в Атель-Кузе. Оттуда они постепенно переселились на территорию современной Венгрии.

На основе анализа сообщений Ибн-Даста, Ибн-Фадлана, Масуди, Абу Зайд Эль-Балхи, Идриси, Якута, Ибн-Саида, Казвини, Димешки, Абульфреда и Шукраллаха о башкирах и мадьярах и исходя из положения о том, что мадьяры являются частью башкирского народа, Хвольсон считает, что древней формой имени башкир был «Баджгард». Этот этноним постепенно изменяется «двояким образом: на востоке из «Баджгард» образовались формы «Башгард», «Башкард», «Башкарт» и т.д.; на западе начальное «б» перешло в «м», а конечное «д» было отброшено, так появилась форма «Маджгар» из «Баджгард», «Маджгар» перешел в «Маджар» и эта форма наконец перешла в «Мадьяр». Хвольсон приводит таблицу перехода этнонима «Баджгард» в «Мадьяр» и «Башкир»:

Б а д ж г а р д

Башгард Баджгар
Башкард Моджгар
Башкарт Маджгар
Башкерт Маджар
Башкирт Мадьяр
Башкир

Самоназвание башкир «башкорт». Поэтому здесь вернее говорить о переходе не к «башкир», а к «башкорт», хотя логически у Хвольсона и это получается. Опираясь на исследование Хвольсона, принято считать, что угорская теория происхождения башкирского народа получила у него логически четкое оформление.

Примерно такая же точка зрения была высказана И.Н.Березиным. По его мнению, «башкиры — большое вогульское племя, угорской группы» (Башкиры. // Русский энциклопедический словарь. Т. 3. Отд. 1. СПб., 1873).

В поддержку гипотезы Хвольсона выступил известный исследователь истории Сибири И.Фишер (Sibirische Geschichte. Petersburg, 1874. С. 78-79). Он также считал, что этноним венгров «madchar» происходит от слова «baschart».

Из антропологов угорская теория была поддержана К.Уйфальфи. Он произвел обмер 12 солдат Оренбургского башкирского конного полка и сделал заключение, что по антропологическим данным башкиры — финно-угры (Башкиры, мещеряки и тептяри. Письмо к действ. члену В.Н.Майнову. // Известия Русского географического общества. Т. 13. Вып. 2. 1877. С. 188-120).

Большой вклад в изучение происхождения башкирского народа внес выдающийся башкирский просветитель М.И.Уметбаев (1841—1907). Основными этнографическими трудами Уметбаева, в которых получила освещение проблема этногенеза башкир, являются «От переводчика Уметбаева» и «Башкиры». Они опубликованы на башкирском языке (М. Уметбаев. Ядкар. Уфа, 1984. Вступительная статья Г.С.Кунафина). Полный текст «Башкиры» опубликован Г.С.Кунафиным в сборнике «Вопросы текстологии башкирской литературы» (Уфа, 1979. С.61-65).

Уметбаев прекрасно понимал значение шежере в исследовании этнической истории башкирского народа. В 1897 г. он издал в Казани книгу «Ядкар», в которой опубликовал несколько шежере табынских башкир (с.39-59). Каждый род, пишет Уметбаев, имеет свою птицу, дерево, тамгу и отзыв. Например, у юмран-табынцев птица — черный ястреб, дерево — лиственница, тамга — ребро и отзыв — салават, значит, молитва.

Изучив восточные и западные источники, историческую литературу на русском и иностранных языках и, самое главное, башкирское устное народное творчество и башкирскую историю, Уметбаев следующим образом представляет этногенез башкир. Башкиры являются коренным и исконным народом Южного Урала. По этнической принадлежности — угры. Они были соседями булгар и одновременно с ними приняли ислам. В средние века в Башкортостан начали переселяться кыпчаки, бурзяне, туркмены, сарты и другие народы, большинство которых «принадлежит монгольскому или джагатайскому племени» (Башкиры. С.62). Видя это, башкиры начали называть себя Баш Унгар, т.е. главный угор. Баш Унгар постепенно принял форму «башкорт». В данном случае Уметбаев солидаризуется с Хвольсоном. Постепенно и башкиры, и пришлые народы начали говорить по-башкирски и весь народ постепенно назывался башкирским. Башкирский язык очень похож на чагатайский язык Средней Азии.

В 1913—1914 гг. в «Вестнике Оренбургского учебного округа» была опубликована работа В.Ф.Филоненко «Башкиры» (1913. №№ 2, 5-8; 1914. №№ 2,5,8). Автор пытался обрисовать различные вопросы башкирской истории и этнографии, однако в целом повторил выводы предшествующих авторов. Заслуживает внимания его точка зрения на этноним «башкорт». Филоненко приводит мнения предшествующих авторов и заключает, что «смелость и безграничная отвага и утвердили за башкирами название «башкурт» — главный волк. Последнее не только не заключало в себе ничего постыдного, обидного, но считалось даже славою, гордостью народа. «Главный волк» в переносном смысле, на фигуральном языке Востока значил «главный, отважный грабитель». То было время, когда грабежи и разбои считались знаменитыми подвигами» (С.168-169).

Филоненко затрагивает и проблемы этнической истории башкир. По мнению автора, географические названия башкирских рек, озер и местностей говорят о том, что башкиры «не аборигены своей страны, а пришельцы». Правда, Филоненко не указывает, какие именно топографические материалы говорят о башкирах-«пришельцах». По его мнению, «их (башкир. — Р.Я.) финское происхождение не подлежит сомнению, но во время поселения в настоящем месте своей оседлости они, благодаря скрещиванию, утратили свой финский характер и ничем уже не отличались от тюрков» (С.39).

Филоненко приводит сведения средневековых арабских авторов Ибн-Даста, Ибн-Фадлана, Масуди, Эль-Балхи, Идриси, Якута, Ибн-Саида, Казвини, Димешки, а также европейских путешественников Гильома де Рубрука, Плано Карпини и Юлиана и делает выводы (с.38):

1) в начале X в. башкиры уже находились в занимаемых ими ныне местах;
2) они и тогда были известны под настоящим своим названием «башкорт», «башкурт» и т.д.;
3) башкиры и венгры — одного и того же происхождения;
4) башкиры в настоящее время — тюрки.

В середине 1950-х годов в поддержку угорской теории выступила Н.П.Шастина. В примечании к «Истории монголов» Плано Карпини пишет, что «под «баскарт» надо понимать башкиров… между средневековыми башкирами Приуралья и венграми существует племенное родство. Под напором кочевых народностей часть башкир ушла на запад и осела в Венгрии, оставшиеся же башкиры смешались с тюрками и монголами, потеряли свой язык и в конце концов дали совсем новую этническую народность, называющуюся также башкирами» (Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С. 211).

Следует отметить, что среди венгерских ученых доктор Д.Дьерффи придерживается угорской гипотезы и считает, что основным ядром в складывании башкирского народа являлись оставшиеся на Волге мадьярские племена юрматы и еней.

Интересное мнение о башкиро-венгерских этнических связях высказал выдающийся башкирский языковед Джалиль Киекбаев. В начале 1960 года президент Академии наук Венгрии Лайош Лигети написал письмо Дж. Киекбаеву и просил его высказать свое мнение о башкирских племенах юрматы и йэнэй, так как в составе венгров были племена с похожими названиями (ярмат и йэнеоо).

Чтобы выполнить просьбу Лайоша Лигети, Дж. Киекбаев проводит исследования и дает следующие выводы о башкиро-венгерской этнической связи (Мадьяр-Орсал-венгер иле. // Совет Башкортостаны. 1965. 17 июня).

Слово йэнэй употреблялось в значении большой, т.е. обозначало большое племя. А где есть большое племя, есть и малое племя. В Венгрии среди древних венгерских племен было племя кэси.

Слова венгр и венгер образованы от слова вунугыр. Вун по-башкирски — это десять. Поэтому некоторые народы называют венгров унгар. Это слово образовано от слов ун унгар. Не удивительно, что есть деревня Биш Унгар. А слово башкорт образовано от бэш угыр, потом изменилось в башгур и башкурт, сейчас башкорт. Древнетюркское слово бэш по-башкирски означает биш (пять). Итак, слова венгер (унгар) и башкурт (башкорт) образованы одинаково.

Есть исторические аргументы, подтверждающие родство венгров и башкир. В IV-V вв. венгерские племена жили у рек Обь и Иртыш. Оттуда венгры переселились на запад. Несколько веков кочевали по Южному Уралу, у рек Идель, Яик, Сакмар. В это время они тесно общались с древними башкирскими племенами. Поэтому неудивительно, что до XVI века некоторые башкирские племена именовали себя эстяк, а казахи до XX века башкир называли истэк.

Древние венгерские племена переселились сначала с Южного Урала на Азов, а в VIII—IX вв. в Закарпатье, а некоторая часть осталась на Южном Урале. Поэтому среди древних башкирских племен есть племена юрматы, йэнэй, кесе, а в составе венгерского народа племена ярмат, йэнеоо и кэси.

Очень много общих слов в башкирском и венгерском языках. Многие из них являются общетюркскими. Например, арпа, буѓа, киндер, кјбњ, балта, алма, сјбњк, борсає, єомалає, кесе, єор и т.д. Очень много слов характерны только для башкирского и венгерского языков.

В трудах Дж. Киекбаева родство древних башкирских и венгерских племен доказывается новыми аргументами. Несомненно, взгляды ученого должны быть отражены в трудах о происхождении двух народов.

В свое время Т.М.Гарипов и Р.Г.Кузеев об угорской теории происхождения башкирского народа писали, что сегодня «существование в исторической науке особой «башкиро-мадьярской» проблемы, как отражение определенных взглядов, трактующих родство и даже тождество этих в действительности разных народов, лишено научного смысла и является своеобразным анахронизмом» (Башкиро-мадьярская проблема. // Археология и этнография Башкирии. T.I. Уфа, 1962. С. 342-343). Так ли это в действительности? Комплексные исследования по этнографии, языкознанию, археологии, антропологии и другим наукам доказывают, что угорская теория происхождения башкирского народа имеет право на существование.

Продолжение
Окончание

Р. Янгузин

2 коммент. к “Этногенез башкир”

Трэкбэк

  1. Этногенез башкир (продолжение)
  2. Этногенез башкир (окончание)

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100