Религиозная и просветительская деятельность Абдуллы Саиди

Кантонная система управления, существовавшая в Башкортостане в 1798—1864 годы, и буржуазные реформы второй половины XIX века оказали значительное влияние на развитие системы образования и просвещения в крае. Достаточно медленно, но открывались русско-башкирские школы. Изменилась и программа преподавания в медресе: на смену традиционалистским мусульманским учебным заведениям начинают приходить «новометодные» медресе, в которых наряду с традиционным, религиозным циклом учебных предметов стали преподавать и научно-естественные дисциплины.

Известно, что одним из первых учебных заведений, перешедших к преподаванию на новых основаниях, было знаменитое Стерлибашевское медресе, которое было открыто еще в 1729 году. Наибольшую известность это медресе получило в 1812—1870 годах, когда в нем работали известные религиозные просветители, отец и сын Нигматулла и Харис Биктимировы.

Появившиеся в 80—90-е годы XIX века медресе «Усмания» (Уфа), «Расулия» (Троицк), «Хусаиния» (Оренбург), открытое в 1906 году в Уфе медресе «Галия» давали очень серьезную для своего времени подготовку по многим учебным предметам. Очень многие представители башкирской интеллигенции получили образование именно в этих учебных заведениях до Октябрьской революции.

А на востоке Башкортостана большим почетом среди населения пользовалось медресе «Саидул» в деревне Муллакаево. Поначалу это было религиозное учебное заведение, а ближе к концу XIX столетия становится скорее светским учебным заведением, работающим по «новометодному» принципу. Муллакаевское медресе было основано Саитбатталом, сыном Нурмухамета. Судя по воспоминаниям его внука, Анвара Саитова (1886—1988), Муллакаевское медресе было открыто в 1837 году.

Сам Саитбаттал получил образование в Стерлибашевском медресе у хазрата Нигматуллы Биктимирова. Он был очень способным шакирдом. Слава Муллакаевского медресе широко распространилась именно в тот период, когда там работал Саитбаттал-хазрат, все свои силы и знания отдававший обучению не только основам религии, но и приобщению своих учеников к самому широкому кругу знаний.

Однако и в последующем добрые традиции медресе не угасли, а бережно сохранялись. Дело отца достойно продолжил его сын Абдулла-ишан хазрат. Он взял себе имя Абдулла Саидул Ибн-Булгари Аль-Борхани Аль-Сакмари. Причем, это имя появилось не столько по его собственному желанию, сколько потому, что так его называли окружающие за беззаветную преданность делу образования, стремление к постоянному пополнению знаний.

Основы знаний Абдулла-ишан сначала постигал под руководством своего отца. И стал одним из признанных просветителей своего времени, образованным человеком, сэсэном, знатоком вопросов ислама. Как отмечал в своих «Воспоминаниях» З.Валиди: «Преподавание в Муллакаевском медресе было организовано так же, как и в медресе Бухары, Хорезма».

Абдулла Саиди (1832—1914) родился в семье Саитбаттала-хазрата в деревне Муллакаево нынешнего Баймакского района. Когда ему исполнилось девять лет, один за другим умерли родители, и мальчик остался круглым сиротой. На воспитание к себе его взял дедушка по матери, а немного позже Абдуллу отправили на учебу в знаменитое Стерлибашевское медресе. В те же годы здесь обучались знаменитые деятели башкирского просвещения Мифтахетдин Акмулла и Зайнулла Расулев, а преподавателями у них были выдающиеся поэты-просветители, суфии Гали Сокорой и Шамсетдин Заки.

После окончания медресе Абдулла Саиди служит в действующей армии, принимает участие в Сыр-Даръинском походе генерала Перовского в 1853 году. Он служил вместе с Ишмухаметом-сэсэном и Валеем, родным братом отца Ахмет-Заки Валиди. Именно с этого времени начинается его близкое знакомство с представителями башкирского рода юрматы майором Юсупом Карамышевым и семьей З. Валиди. По окончании срока службы Абдулла продолжил свое образование в медресе Бухары. Учился и у своего Стерлибашевского однокашника Зайнуллы Расулева. В целях совершенствования образования посетил также Хорезм, Стамбул. В годы жизни в Бухаре открыл свое медресе, где обучал шакирдов; увлекался также разведением шелкопряда. Абдулла Саиди хорошо знал основы исламского вероучения, много внимания уделял знакомству с культурой, бытом, историей восточных народов. В общей сложности он прожил за границей более тридцати лет, дважды совершил хадж.

В 1870 году по настоятельным просьбам своих односельчан он вернулся в родную деревню Муллакаево, открыл медресе и всю последующую жизнь посвятил просветительству.

З.Валиди очень высоко оценивал просветительскую деятельность Абдуллы Саиди: «Наиболее образованными среди всех мулл были Зайнулла Расулев из Троицка и Абдулла Саиди из Муллакаево. Получив образование в Бухаре, Абдулла был признанным знатоком мусульманского вероучения, писал стихи на арабском и фарси, получил заслуженную известность как педагог и мастер слова; по своим религиозным предпочтениям он принадлежал к одному из направлений суфизма, распространенному в Индостане (имеется в виду исторический Индостан, включавший территории современных Индии, Пакистана и Бангладеш. — Г.И.) — «Мунджадид и Халида», которое в свою очередь представляет собой ответвление суфийского учения «Накшбандия».

В исламском мире представители направления «Накшбандия» известны своей резкой критикой целого ряда положений ислама, стремлением к научно-естественному познанию мира.

Абдулла Саиди и Зайнулла Расулев открыли для народа Башкортостана культуру Средней Азии, стали проповедниками тариката Накшбандия (араб. «метод, направление»), учения, распространившегося в Средней Азии начиная с XVIII века. В Башкортостане у них было большое количество мюридов-последователей.

Значительные изменения были сделаны ими и в области методики преподавания: они отказались от устаревших методов ведения занятий, основанных преимущественно на механическом заучивании текстов на арабском и фарси. Занятия стали проводиться в основном на родном языке шакирдов. Медресе имело свое общежитие, учиться сюда приезжали не только со всего Башкортостана, но и из Казахстана. В некоторые годы число шакирдов доходило до 400.

Значительное внимание уделялось преподаванию не только религиозных, но и естественно-научных дисциплин. Большое место в обучении занимали практические занятия. Шакирды получали сведения по народной медицине, осваивали искусство слова. Видное место в медресе занимала школа сэсэнов, практика устно-поэтических состязаний. Частым гостем медресе был поэт и сэсэн Мифтахетдин Акмулла, который порой выступал в качестве преподавателя, обучал шакирдов тонкостям поэтического мастерства, посвящал их в тайны сказительства. В эти годы и сам Абдулла-ишан много занимался поэтическим творчеством. К сожалению, в годы кровавых репрессий все его рукописи были уничтожены.

В Муллакаевском медресе часто проводились литературные встречи. Татарский поэт Закир Рамиев (Дэрдмэнд) первоначальное образование получил в медресе Абдуллы-ишана. Его шакирдами были и такие известные башкирские поэты, как Шафик Тамъяни, Факарис Тамъяни, Габит-сэсэн, Хамит-сэсэн. Следует особо выделить двоих последних шакирдов-поэтов: Габита-сэсэна и Хамита-сэсэна, из уст которых позже Мухаметша Бурангулов запишет эпос «Урал-батыр».

Медресе было известно не только своей общеобразовательной и религиозной, но и серьезной профессиональной подготовкой. Шакирдов обучали основам архитектуры, навыкам строительства мечетей и домов, умению составлять краски на основе глины. Абдулла-ишан и сам неплохо владел ремеслом строителя. В течение своих многолетних странствий он неплохо для своего времени овладел основами знаний в области геологии и геологоразведки. В частности, владел искусством поиска месторождений золота по наличию тех или иных растений. Миллионеры Рамиевы свои первоначальные знания в этой области получили именно от Абдуллы-ишана. Как вспоминают старики, Шакир Рамиев свое первое добытое золото потратил на строительство здания для Муллакаевского медресе. Говорят, что потолок и люстры в медресе были позолоченными, и что сделано это было в знак признательности Рамиевых своему учителю. Таким образом, медресе давало не только религиозную, но и серьезную для своего времени профессионально-техническую подготовку. Например, Сабирьян Музафаров, открывший залежи золотоносных руд в районе Тубинска, и  Абубакир Худайбердин, открывший в 1913 году залежи медного колчедана в районе нынешнего Сибая, тоже учились в Муллакаевском медресе у Абдуллы-ишана.

В те годы строительство мечетей доверялось только лишь тем людям, которые получили специальное образование в медресе. Они ценились очень высоко и специально приглашались жителями сел и деревень для открытия мечети.

Еще одним направлением деятельности медресе была подготовка чиновников низшего административного звена — писарей, судей-кадиев. Выпускники медресе устраивались на административную работу в волостные и земские управления, где выполняли различную административно-хозяйственную работу. Дело заключалось и в том, что для получения звания указного муллы требовалось знание русского языка и владение навыками работы в различных областях.

Значительное внимание в медресе уделялось обучению основам народной медицины. Шакирды получали сведения о лечебных свойствах различных трав, обучались приготовлению лекарственных снадобий и способам лечения различных заболеваний. Так, Фазулла-хазрат из деревни Кусеево получил образование в Муллакаевском медресе. В годы насильственной коллективизации был раскулачен и сослан в Сибирь, где смог выжить, занимаясь сбором лекарственных трав, изготовлением из них лечебных сборов, настоек. По воспоминаниям очевидцев, он даже открыл аптеку и лечебницу.

При медресе имелась и своя спортивная школа. Абдулла-ишан большое внимание уделял физической подготовке юношей, устраивал среди своих шакирдов различного рода соревнования.

Довольно заметное место в Муллакаевском медресе занимала и, говоря современным языком, психотерапевтическая подготовка: шакирдов обучали приемам психотерапии, навыкам прогнозирования и предсказывания. Говорят, что сам Абдулла-ишан обладал даром предвидения и стремился обучить этому и своих воспитанников. Среди тех, кто учился у Абдуллы-ишана искусству врачевания, можно назвать Мужавира Сиражетдинова из деревни Манхыр, Хуснетдина-хазрата из Кусеево, Шамгула-хазрата из Мраково, которые считались наиболее сильными из врачевателей-предсказателей.

Абдулла-ишан был и одним из тех, кто много размышлял о судьбах своего народа. З.Валиди говорит о нем, как о мудром религиозном деятеле, выражавшем прогрессивные политические идеи. Например, когда известный татарский ученый Шихабетдин Маржани (известный в народе как Шихаб-хазрат) в своей книге «Мустафад аль-ахбар» позволил себе унизительные высказывания о башкирах и казахах, неправильно толкуя некоторые места из книги арабского путешественника Ахмеда Ибн-Фадлана, возмущенный Абдулла-ишан сжег его книгу на глазах у отца З.Валиди.

Известными стали и многие из учеников Абдуллы-хазрата, прославившись  ученостью, прогрессивными взглядами. Воспитанниками Абдуллы-ишана были борец за создание башкирской автономии, представитель Бурзян-Тунгаурского кантона Юламанов, его соратник, председатель Бурзянского волостного совета Абубакир Хусаинов из Темясово, председатель Бурзян-Тунгаурского кантона Хальфетдин Тлявбердин и многие другие.

Под влиянием тех идей, методов и приемов работы, которые практиковались в Муллакаевском медресе, многие учебные заведения в округе стали переходить на принципы светского образования. Содержатель медресе деревни Таулыкаево Халил Рахимов (1863—1927), например, был первым из шакирдов Абдуллы-ишана, который перешел на новые методы обучения в своем медресе. Оно было основано в 1893 году и постепенно превратилось в учебное заведение, где дети получали не только религиозное, но и общее среднее образование.

Вне всяких сомнений, Абдулла Саиди — чрезвычайно интересная, значимая для своего времени личность, оказавшая влияние не только на становление медресе в Муллакаево, но, быть может, и на многие стороны башкирского образования, культуры, истории. К сожалению, о его деятельности вплоть до последнего времени было известно очень мало.

Муллакаевское медресе было широко известно в округе своими учителями и выдающимися выпускниками. В течение почти пятидесятилетнего своего существования оно дало путевку в жизнь многим и многим людям и было чуть ли не единственным центром образования и высокой культуры на восточных склонах Урала.

Наряду с образовательными задачами Абдулла-ишан много занимался и культурно-просветительскими проблемами. Его задача — вести народ к новой жизни, развивать национальное самосознание, приобщать к лучшим образцам культуры. С этой целью он вместе с давним своим учеником, ахуном Орского уезда, депутатом I и II Думы Ш.Матиновым создают Мусульманское общество бурзянских башкир. В уставе организации одним из первых пунктов значилось развитие образования, усиление просветительской деятельности. Значительное место было уделено и преподаванию на башкирском языке, поскольку даже в новометодных медресе образование большей частью велось на тюрки, что тормозило развитие башкирского языка, в том числе литературного. Стремясь приобщить народ к лучшим образцам классической и современной восточной литературы, Абдулла-ишан на собственные деньги открыл в Муллакаево библиотеку и поддерживал тесные связи с книгоиздателями Оренбурга и Средней Азии.

С установлением советской власти медресе было закрыто, а члены семьи ишана высланы. Впрочем, очаги просветительства в то время уничтожались по всей стране. А народу была навязана чуждая и по духу, и по практике, привнесенная извне педагогика. В результате этого выросло несколько поколений людей, оторванных от своих национальных корней, народной культуры. А сам опыт преподавания, накопленный за годы существования медресе в течение предшествующих лет, даже не принимался в расчет как не соответствующий требованиям времени и откровенно реакционный. Каких только обвинений при этом не выдвигала коммунистическая пропаганда по отношению и к религиозным деятелям прошлого, и к их духовному наследию.

Муллакаевское медресе было одним из передовых учебных заведений своего времени. И можно смело считать, что это медресе играло не менее важную роль, чем такие знаменитые учебные заведения, как «Галия» и «Расулия».

Гайнислам Ибрагимов,

«Ватандаш», №2, 2011

Метки:

Один комментарий к “Религиозная и просветительская деятельность Абдуллы Саиди”

  • Риза-ад-дин | 14 Октябрь, 2011, 20:38

    Эх,Гайнислам кусты! Вы забыли сослаться на автора данной статьи — Рамазана Исмагиловича Утягулова,краеведа г.Сибай. Это ведь полностью его статья, он ее публиковал еще в середине 1990-х годов,только на башкирском языке. От вас добавлено только несколько предложений в конце статьи. Вот телефон Рамазан-агая(5-11-36), позвоните и просите прощения, он увидев «вашу»статью очень огорчился. Ему за 80 лет, но он в здравом уме, в отличие от некоторых молодых! Стыдно за Вас. Нельзя так, это ведь плагиат, а вы ученый… Мы, ведь башкиры, добрый народ, никто так не делает, так нельзя поступать со своими то. Разве Ваш покойный отец Вас учил этому?
    Скажу от себя, в статье Рамазана Утягулова были допущены некоторые неточности(годы жизни, деятельности, пребывание зарубежом), вы их даже не заметили.

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100