Патрик Торесен: «В Уфе буду популярнее Бьорндалена и Сульшера»

Новичок «Салавата Юлаева», экс-форвард «Эдмонтона», который станет первым норвежским хоккеистом в истории чемпионатов России поделился впечатлениями.

— Как пришло решение перебраться в Россию?

— Хоть я родился и вырос в не самой хоккейной стране Европы, всегда мечтал выступать на высоком уровне. В моей карьере было несколько отличных сезонов в низших североамериканских лигах, шведском «Юргордене», швейцарском «Лугано». Но на самой вершине, в НХЛ, почему-то дела никак не складывались. В последние годы мне было обидно, когда некоторые аналитики и селекционеры говорили: да, Патрик Торесен хороший игрок для второстепенного чемпионата, но в самых сильных первенствах ему никогда не стать звездой. Очень сильно хотелось разубедить скептиков и доказать самому себе, что могу быть в одном ряду с главными европейскими суперзвёздами. А какая лига в Старом Свете сильнее, чем КХЛ? О России я начал задумываться ещё до старта чемпионата мира.

— О российском хоккее Вам кто-нибудь рассказывал?

— Я неплохо знаком с Нильсом Экманом, который выступает за клуб из Санкт-Петербурга. Он-то мне и рассказал, что по уровню хоккея КХЛ можно поставить намного выше любого другого европейского чемпионата. Кто-то из моих приятелей потом выяснил, с каким восторгом год в России провели ещё два шведа — Мортенссон и Вайнхандль. После этого я решил, что в первую очередь рассмотрю предложения из КХЛ.

— Как на Вас вышел «Салават»?

— Через несколько дней после финала чемпионата мира мне позвонил агент и рассказал о предложении из Уфы. Если честно, я впервые в карьере без раздумий согласился подписать контракт. Меня устроило абсолютно всё.

— Представители «Салавата» ездили на матчи мирового первенства в Швейцарию, где Вы выступали в составе сборной Норвегии. Впервые об интересе русского клуба узнали в Клотене?

— Нет, во время выступлений за сборную я о клубной карьере не думал и ни с кем не говорил. Всё случилось уже после турнира.

— Почему, кстати, у Вас не сложилось в НХЛ?

— Наверное, играл не на своём месте. В «Эдмонтоне» меня постоянно ставили в четвёртое звено, к разрушителям да бойцам. Но это совершенно не мой стиль! Не скажу, что я — готовый хоккеист в первое звено любой команды (смеётся). Но во второй тройке чувствую себя комфортнее всего. Когда есть время сбегать в атаку, поиграть в большинстве. Посмотрите, в нынешнем сезоне я в «Лугано» набрал в 20 раз больше очков, чем до этого в «Эдмонтоне». Всё потому, что играл на «своей» позиции. Пока не знаю, как меня будут использовать в «Салавате». Но слышал, что в российском хоккее разрушительные тройки не в моде, поэтому беспокоиться мне не о чем.

— Что знаете о России как о стране?

— Не скажу, что знаю очень много. Мне уже сообщили, что из Уфы до моей родной Норвегии добираться, пожалуй, не ближе, чем лететь в Китай (улыбается). Ещё Экман пугал семичасовыми перелётами. Но так это он чуть-чуть самолётов боится, а для меня — никаких проблем. Я настолько спокоен, что в полёте всё время сплю. Кстати, это даже хорошо, что я так мало знаком с вашей страной. Обожаю путешествовать и открывать для себя что-то новенькое. Поэтому старта сезона уже жду с нетерпением.

— Широкому кругу российских болельщиков знакомы, наверное, только два норвежских спортсмена — биатлонист Бьорндален да футболист Сульшер.

— Что ж, в моих планах — не только войти в состав этой компании, но и обогнать её по популярности (смеётся). А если серьёзно, то я настроен проявить себя с самой лучшей стороны. Для этого, например, связался с одним шведским тренером, который славится своей программой физподготовки к чемпионату. В июле буду плотно заниматься по его программе, чтобы уже на предсезонных матчах показать себя болельщикам во всей красе.

— В России Вам приходилось бывать два года назад, на московском чемпионате мира. Что запомнилось от той поездки?

— Гигантские расстояния. На предварительном этапе наша сборная играла в пригороде русской столицы (в Мытищах. — Прим.). Я-то за годы выступлений в Северной Америке привык к мегаполисам, но некоторым товарищам по национальной команде после компактных норвежских городов даже пригород Москвы казался огромным. А ещё помню, как удивлялся слухам про холодную Россию. В мае у меня на родине такого тепла, как в вашей столице, обычно не бывает.

— Знаете, что Ваш новый клуб ставит перед собой самые амбициозные задачи?

— Это одна из главных причин, заставившая меня так быстро согласиться на предложение Уфы. Кто не хочет бороться за золотые медали? К тому же знаю, что в составе команды есть несколько чемпионов мира.

— Когда приедете знакомиться с Уфой?

— Планирую съездить туда в начале июля. Изучу условия, в которых предстоит жить и работать, посмотрю на дворец, на предоставленную квартиру. Ну а к команде присоединюсь в конце июля, когда назначен выход из отпуска.

— Известно, что с Вашего отъезда в НХЛ Норвегия начала «заболевать» хоккеем.

— Да, я даже получил от одной спутниковой телекомпании ценный подарок. За то, что именно ради меня много болельщиков купили «тарелки» с пакетом каналов, транслирующих НХЛ. Насколько я знаю, посмотреть прямую трансляцию из России с участием моей новой команды пока трудновато. Что ж, у наших телевизионщиков появится новый фронт работ. Пусть думают над следующим подарком (смеётся).

Источник

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100