К истории Караван-Сарая — Башкирского Народного дома

20 апреля 1836 г. Оренбургский генерал-губернатор В.А. Перовский обратился к башкирским и мишарским кантонным начальникам о своем намерении «…приступить, как откроется к тому возможность и отысканы будут средства, к построению общественного Башкирского постоялого двора или Караван-Сарая». [Янгузин Р.З. Караван-Сарай – национальная святыня башкирского народа //Оренбургской губернии — 250 лет (Проблемы истории и культуры). Тезисы докладов и сообщений исследователей Башкортостана на научной конференции, посвященной 250-летию Оренбургской губернии. Уфа, 1994. С. 76]. Строительство такого здания, по мнению военного губернатора, вызвано необходимостью предоставления приезжающим в город войсковым башкирам и мишарям удобного пристанища «без всякой платы»; обеспечения благоустроенным помещением Башкирского Войска и его начальства, возможностью организации школы, где бы дети войсковых башкир обучались различным ремеслам. Планировалось также воздвижение Войсковой Соборной мечети, «дабы дать приезжающим мусульманам все средства к точному соблюдению и исполнению обрядов их исповедания». [Там же]. Генерал-губернатор В.А.Перовский принял решение о строительстве Караван-Сарая в благодарность башкирам за активное участие в Отечественной войне 1812 г.

По составленной архитектором А.П. Брюлловым смете стоимость строительства здания Караван-Сарая была определена в 804914 руб. [Дорофеев В.В. В.А. Перовский и Караван-Сарай // Башкиры и Оренбуржье: история и современность (К 150-летию Караван Сарая) Уфа — Оренбург, 1996. С. 27].

Историк Р.З. Янгузин считает, что по призыву В.А. Перовского приписанный к Башкирскому Войску мулла А. Давлетшин занимался сбором пожертвований среди башкир и мишарей. Им было собрано у башкир 804 тыс. рублей — это добровольные взносы, доходы от башкирской почтовой гоньбы и продажи башкирского леса, лесной продукции. [Янгузин Р.З. История строительства Караван-Сарая // Башкиры и Оренбуржье: история и современность. Уфа–Оренбург, 1996. С. 14].

Оренбургский историк В.В. Дорофеев считает, что пожертвования башкир, собранные Давлетшиным, составили в пересчете в ассигнациях 15895 руб.95 коп. [Дорофеев. В.А. Перовский и Караван-Сарай… С. 26]. Он пишет, что от казахов, у которых пожертвования собирал хан Джангер, поступило (без пересчета в ассигнациях) 9512 руб. 90 коп. [Там же].

Очевидно, что итоги подсчетов башкирских пожертвований у Дорофеева явно снижены. К тому же Дорофеев упустил из виду тот факт, что казахи непосредственного участия в строительстве Караван-Сарая не принимали. Так, только в 1838 г. с мая по октябрь на строительстве Караван-Сарая работали 4861 конных и 2307 пеших башкир. [Янгузин Р.З. Указ.соч.С.15]. В целом с начала строительства этого объекта и до его завершения ежегодно тысячи конных и пеших башкир привлекались к выполнению самых различных трудоемких работ.

Строительство Караван-Сарая было завершено в 1844 г. и его официальное открытие состоялось 30 августа 1846 г. В нем разместились учреждения Башкирского Войска, были организованы школа с мастерской для башкирских детей, постоялый двор для приезжих.

Однако в связи с переводом башкир в 1865 г. из военного сословия в гражданское Караван-Сарай был отдан под канцелярию генерал-губернатора и Межевой комиссии по делам башкирских земель. Все это вызвало острое недовольство у башкир и в этой связи был составлен протест башкир за подписями около 10000 чел. [Янгузин Р.З. Там же].

Фактически с этого времени по сей день остается не решенным вопрос передачи Караван-Сарая — Башкирского Народного дома самому народу.

Недаром с первых же дней Февральской революции башкирами снова был поднят вопрос о Караван-Сарае и брошен лозунг «Караван-Сарай — наш».

В июле 1917 г. Первый Всебашкирский Курултай вынес следующее постановление о Караван-Сарае: // По Караван-Сараю в течение полвека ныло сердце башкир. Теперь, в век свободы и справедливости, когда нет места для зла и унижения, всеобщий башкирский съезд объявляет это здание, с его общественными садами, национальным имуществом башкир, и намечает для размещения Башкирского Центрального шуро и других башкирских и мусульманских учреждений. [Национально-государственное устройство Башкортостана. Документы и материалы. Т.1. Уфа, 2002, С. 148].

После I Всебашкирского съезда его делегаты З.Валиди и И. Мутин побывали в Петрограде и перед министрами Временного правительства наряду с вопросами о территориальной автономии, башкирских землях, подняли проблему возвращения Караван-Сарая башкирскому народу, обосновав свое требование конкретными документами. Но министры Временного правительства рассмотрение этих вопросов отложили до созыва Учредительного собрания. [Тоган З.В. Воспоминания. Кн.1. Уфа, 1994. С. 199].

После Октябрьской революции вопрос о Караван-Сарае обсуждался в Рабоче-крестьянском правительстве. В воспоминаниях председателя Башкирского областного шуро и члена Комиссариата по делам мусульман при Наркомнаце Ш. Манатова о встрече и беседе с В.И. Лениным в один из январских дней 1918 года о национальном движении среди башкир говорится, что они со Сталиным представили вождю революции проект декрета о передаче Караван-Сарая башкирскому народу. В.И. Ленин заявил: «Караван-Сарай до сих пор еще не возвращен башкирам? Надо его скорее отдать». Он внес одну поправку: вместо «Башкирский дом» предложил назвать Караван-Сарай «Башкирским Народным домом». 27 января 1927 года народным комиссаром И.В. Сталиным была отправлена Оренбургскому губисполкому телеграмма следующего содержания: «Исполнительному комитету Оренбургского Совета рабочих и солдатских депутатов от Народного комиссариата по делам национальностей – Башкирский Народный дом и мечеть под названием Караван-Сарай в Оренбурге передается в полное рас поряжение башкирского трудового народа в лице Оренбургского Совета башкир». [Янгузин Р.З., Кульшарипов М.М. Проблема возвращения Караван-Сарая башкирскому народу // Башкиры и Оренбуржье… Уфа–Оренбург, 1996. С.28].

Это решение было встречено башкирским народом с большой радостью. Башкирское правительство в 1921–1922 гг. организовало в здании Башкирский педагогический институт народного образования (позже переименованный в техникум), который обслуживал все кантоны бывшей Малой Башкирии, в которых тогда не имелось ни одного подобного учебного заведения. Правительство БАССР организовало капитальный ремонт. В 1919–1921 гг. на ремонт были собраны средства натурой (продуктами, мануфактурой и проч.), в 1922–1923 гг. были сделаны заново двери, оконные рамы, печи и полы. Всего на ремонт было истрачено 21867 рублей.

В 1924 году Башкирское правительство согласилось передать комплекс Башкирского Народного дома (так официально назывался комплекс) киргизскому (казахскому) народу в лице КирЦИК, но с условием оставления в безвозмездном пользовании Башкирским правительством части помещений, занимаемой Башкирским педагогическим техникумом. Это было оформлено Протокольным постановлением Президиума ВЦИК от 8 сентября 1924 года. Главными причинами решения Башкирского правительства о передаче Караван-Сарая казахскому народу были: родственность с киргизами, исключительно тяжелое экономическое положение Башреспублики, взятие Киргизским правительством на себя обязательства полного ремонта здания для размещения в нем своих центральных правительственных учреждений, оставление в безвозмездном пользовании Башкирии части помещений, занимаемых Башпедтехникумом.

В 1925 году по решению Съезда Советов киргизов последовало новое обозначение границ Киргизской республики и резиденция Киргизского правительства из г. Оренбурга была перенесена в г. Кзыл-Орду. В связи с этим Рабоче-крестьянским правительством было принято решение о создании Оренбургской губернии с центром в г. Оренбург. После этого Оренбургский городской Совет взял Караван-Сарай в полное свое ведение путем выселения Башкирского педагогического техникума в другое здание. Исходя из вышеизложенного, а также рассматривая Караван-Сарай как историческое и национальное достояние башкир и как ценность, созданную исключительно их силами и средствами, учитывая, что Башреспублика в состоянии произвести надлежащий ремонт Караван-Сарая, БашЦИК 21 августа 1926 г. обратился с просьбой во Всероссийский ЦИК отменить свое решение от 8 сентября 1924 г. и подтвердить в законодательном порядке постановление Наркомнаца о Караван-Сарае. Еще раньше об оставлении Караван-Сарая за Башкирской Республикой было информировано казахское представительство в Москве. В ответ оно получило 14 июля 1926 г. от председателя Казахского ЦИК Мунбаева телеграмму: «Ходатайство Башкирского правительства о передаче в его распоряжение здания Караван-Сарая поддерживаем». Содержание этой телеграммы было сразу передано Башкирскому правительству.

7 марта 1927 г. Президиум ВЦИК рассмотрел ходатайство ЦИК Башкирской АССР и постановил: «1. Разъяснить, что постановление Президиума от 8 сентября 1924 года о передаче Караван-Сарая Киргизской республике – в части, касающейся права Башкирского правительства на использование помещения, занимаемого педагогическим техникумом – остается в силе. 2. Предложить Оренбургскому губисполкому постановление Оренбургского горсовета от 1 июля 1926 года о передаче здания Караван-Сарая под Дворец Труда в части, касающейся переноса Башкирского педагогического техникума из Караван-Сарая в другое здание – отменить». Удивительно, но факт: единственно правильное в свое время решение В.И.Ленина о возвращении Башкирского Народного дома (Караван-Сарая) башкирскому народу было отвергнуто ВЦИКом.

Караван-Сарай является свидетелем того, как власти г. Оренбурга произвели перепланировку улицы, усадьбы и сада, закрыли площадь-улицу Госпитальная, снесли Малый сад, ограждения сада и приспособления фонтана, уничтожили мощеную улицу и т.д.

После Постановления Президиума ВЦИК от 7 марта 1927 г., которым по существу была поддержана передача Караван-Сарая в распоряжение Оренбургского Горсовета с сохранением действующего там Башпедтехникума, вопрос об этой национальной святыне башкир был предан забвению. В условиях тоталитарно-бюрократического режима даже самые робкие попытки поднять проблему Караван-Сарая пресекались в корне.

Лишь в условиях демократизации нашего общества, вместе с возрождением национального движения, в конце 80-х гг. башкирская общественность заговорила о Караван-Сарае. О нем стали появляться заметки и статьи на страницах периодической печати. Башкирские общественно-политические организации стали поднимать вопрос о необходимости передачи Караван-Сарая народу. Уже на 1 (IV) съезде Башкирского народного центра «Урал», состоявшемся в декабре 1989 года, было принято «Обращение»: Башкирский Народный дом «Караван-Сарай» – башкирскому народу», адресованное властям Оренбургской области, к которому была приложена краткая историческая справка о Караван-Сарае.

В «Обращении» говорилось о необходимости превращения Караван-Сарая в культурный центр башкир Оренбургской области. Этот же вопрос обсуждался и на собрании башкирской общественности города Уфы, созванном в мае 1990 года по инициативе БНЦ «Урал». В резолюции собрания было указано: «Достичь реализации требований башкирского народа по возвращению ему Башкирского Народного дома – Караван-Сарая». Однако администрация Оренбургской области и горисполком не хотели пойти на удовлетворение законных требований башкирского народа, хотя в Договоре от 19 апреля 1990 года о взаимном сотрудничестве между Оренбургской областью и Республикой Башкортостан на 1990–1995 годы было зафиксировано: «Оказать содействие и помощь Оренбургскому горисполкому в решении следующих вопросов: возвращение башкирской общественности Башкирского Народного дома «Караван-сарай», восстановление в нем Башкирского педучилища и размещение Центра башкирской культуры». Однако обветшалое здание Караван-Сарая по-прежнему было занято Оренбургским территориальным геологическим управлением, а в здании его мечети функционировал планетарий. Поэтому II (V) Всесоюзный съезд башкирского народа (22–23 февраля 1991 года) принял специальную резолюцию, где говорилось «Об организации массовых митингов и манифестаций за восстановление права собственности башкир на Караван-Сарай». Действительно, в 1992–1994 годах в г. Оренбурге перед Караван-Сараем по инициативе Оренбургского областного башкирского центра «Караван-Сарай» при участии представителей башкирских общественно-политических организаций Республики Башкортостан прошли митинги, главным требованием которых была передача Караван-Сарая башкирскому народу. В те же годы этой проблемой стали заниматься и властные структуры РБ. Так, в мае 1992 года Совет Министров РБ обратился к главе администрации Оренбургской области В.В. Елагину с просьбой рассмотреть вопрос о возвращении Башкирского Народного дома – Караван-Сарая башкирскому народу. Притом СМ РБ заявил о готовности взять на себя возмещение расходов по реставрации комплекса, который должен стать очагом культуры и просвещения башкирского населения Оренбургской области. Примечательным было и то, что делегация РБ во главе с председателем Совета Министров РБ А.Я. Копсовым, приглашенная в апреле 1994 года на 250-летний юбилей Оренбургской губернии, встретилась с активистами областного башкирского центра «Караван-Сарай». Председателем СМ РБ было обещано оказание содействия в реставрации мечети Караван-Сарая, переданной к тому времени городской мусульманской общине башкир. Обнадеживало и то, что Оренбургский областной центр «Караван-Сарай» добился тогда права на размещение в комплексе Караван-Сарая. Но проблема передачи всего комплекса башкирскому народу до сих пор не решена. Переписка по данному вопросу между Уфой, Оренбургом и Москвой продолжается.

Последующие акции по поводу возвращения Караван-Сарая башкирскому народу были связаны с I Всемирным курултаем башкир (1–2 июня 1995 года) и деятельностью его Исполкома, созданного на этом форуме. Так, делегация Исполкома Всемирного курултая башкир 18 мая 1996 года участвовала в работе отчетно-выборной конференции Оренбургского областного башкирского центра «Караван-сарай», на которой речь шла о путях передачи Башкирского Народного дома в распоряжение оренбургских башкир. Там же было принято решение вручить президенту РФ во время его предвыборного посещения республики обращение с просьбой содействовать в решении вопроса о Караван-Сарае, что и было сделано в г. Уфе 30 мая. В связи с 150-летием со дня открытия Караван-Сарая башкирская общественность в дни празднования этих торжеств (сентябрь 1996 года) снова подняла вопрос об этой национальной святыне перед администрацией Оренбургской области, надеясь, что она проявит добрую волю и пойдет навстречу пожеланиям башкирского народа.

В этом году мы отмечаем 200-летие победы России в Отечественной войне 1812 года. В честь в этой победы, в достижение которой значительный вклад внесло и Башкирское Войско, было принято решение построить в Оренбурге Караван-Сарай – Дом Башкирского Войска, позже переименованный в Башкирский Народный дом. Память о национальной святыне башкир не должно быть предано забвению.

 

Марат КУЛЬШАРИПОВ

«Ватандаш», №3, 2012

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100