Институты государственного управления и самоуправления у башкир в XV — XVI вв.

В мире не было и нет ни одного общества, в котором бы полностью отсутствовали институты государственного управления и самоуправления. Другое дело, в какой степени эти институты сформированы на основе традиций самоорганизации конкретного этнического социума. Какова роль исторических предпосылок и ментальности этноса в их развитии?

По сведениям А.-З.Валидова[1] система органов государственного управления башкирского общества была гораздо сложнее, чем это принято рассматривать в отечественной историографии. Опираясь на мусульманские и тюркские источники, он утверждает, что помимо ханов и их вассалов «вали» и «биев», в свою очередь в вассальном подчинении к ним находились «солтаны» или по другой терминологии «угланы».

Были известны такие органы государственного управления как «дыуаны» (ведомства), во главе такого ведомства был «дыуан башлыгы». Очевидно ведомства выполняли функции министерств. В их числе было и казначейство во главе с «хазинадаром». Финансовая система имела свою разнонаправленную специализацию, например, за воинскую службу с наемниками расплачивался чиновник, называемый «алапа» или «улуфе».

В источниках уделяется внимание и воинским должностям, таким как «даруга» — знаменосцы. И это далеко не полный перечень всех органов государственного управления башкирского общества того периода. Сложная социальная стратификация говорит о развитых и иерархизированных отношениях внутри башкирского общества.

Институты местного самоуправления в истории башкирского этноса – тема малоизученная и весьма интересная. На основе анализа имеющейся отечественной и зарубежной литературы установлена их преемственность на протяжении всей этнической истории[2]. Существовали как общие, например, тюркские и мусульманские, институты местного самоуправления, так и особенные, свойственные только башкирскому этносу, связанные с ментальностью, хозяйствованием, типом поселения и другими факторами.

Как и у других тюркских народов у башкир большую роль в самоуправлении выполняли регулярно проводимые народные собрания (йыйыны), состоявшие из знатных представителей всех башкирских родо-племенных подразделений. Народное собрание было органом законодательным и даже учредительным, который созывали в важнейших случаях государственной жизни для решения насущных задач. Состав народного собрания был следующим: 1) духовенство во главе с духовным лидером; 2) хан, приближенные к власти и военачальники; 3) старшины — представители всех башкирских родов.

Подробное описание народного собрания дано, например, в шежере юрматынских башкир[3]. На йыйыне решались вопросы, связанные с жизнью этноса: войны и мира, уточнения границ родов и племен, раздел общеплеменной территории по родам и другие. Совет старейшин (курултай) мирным путем улаживал возникавшие между родами трения, вражду, споры, решал вопросы, связанные с порядком перекочевок и т.д. Народные собрания завершались празднествами. На них устраивались байги — состязания по борьбе, скачкам и джигитовке, стрельбе из лука. На йыйынах выступали певцы, музыканты (кураисты) и сэсэны, представляющие живую память народа, его совесть. На йыйыне каждый взрослый мужчина пользовался правом голоса.

Йыйыны были запрещены в 1739 г. царским указом.

Принципиально важную роль в решении всех вопросов играл демократический орган Совет старейшин (аксакалов) — Курултай. Реализация решений йыйынов и курултаев осуществлялась главой государства — ханом, ему подчинялись вали или бии.

Совет старейшин обычно собирался перед йыйыном. Он придавал решениям народного собрания определенное направление. До присоединения башкир к Русскому государству право назначения бия — родового вождя, имел совет старейшин. Башкирское сказание той давней эпохи свидетельствует об этом: «Башкиры рода Канлы решили избрать вождя. Собрались аксакалы: Байгазы, Сапай, Кыдрас, Бурангул, Кыпсак. Старшие сказали: хотя молод Байгазы, но умен, и сделали его бием»[4].

Проблемы в жизнеобеспечении башкирских поселений, раздел территорий между башкирскими племенами, родами, семьями по выпасу скота, земледелию, охотничьим промыслам, бортничеству — в большинстве случаев могут легче осуществляться местными деятелями — старейшинами, действующими по поручению и под бдительным контролем общества. В этом — теоретическое основание принципа местного самоуправления башкирского социума. Самоуправляющийся социум при этом круге компетенций обладал большой силой.
_______________________

1. Ахметзаки Валиди Тоган. История башкир. – Уфа: Китап, 2005. С. 47-48.
2. Бикбаева Л. Самоуправление у башкир // Ватандаш. 2001. — №1. – С. 131-135; Валеев Д.Ж. Очерки истории общественной мысли Башкортостана. Уфа: Китап, 1995. – 224 с.; Ахметзаки Валиди Тоган. История башкир. – Уфа: Китап, 2005. – 304 с. (на башк. яз.); История Башкортостана с древнейших времен до наших дней. / Под ред. И.Г. Акманова. Т.1. Уфа: Китап, 2004. – 488 с.
3. Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства.. // На стыке континентов и цивилизаций… Из опыта образования и распада империй X – XVI вв. М.: Инсан, 1996. С. 676.
4. Кузеев Р.Г. Очерки исторической этнографии башкир. Часть 1. (родоплеменные организации башкир в XVI-XVIII вв.). С. 85.

Ишбердина Г.Н. Институты государственного управления и самоуправления у башкир в XV — XVI вв. // Башкортостан и Россия: историко-правовые аспекты: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (5 декабря 2006 года). Ч. II. – Уфа: РИО БашГУ, 2007.

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100