Участие башкирских войск в войне 1812 г.

Еще во время войн, в которых участвовала Россия в составе коалиции против Франции в 1805 — 1807 гг., в подкрепление русским войскам против Наполеона «двинулись из Оренбургского края 600 калмыков, 1 тысяча оренбургских и челябинских казаков и 7 тысяч башкир»[1]. В военных действиях приняли участие 4 башкирских полка вместе с 1-м и 2-м оренбургскими полками под командованием полковника В. Углецкого и князя Уракова. Предвидя возможность нового нападения наполеоновской армии, правительство решило усилить свою армию легкими иррегулярными частями, и в апреле 1811 г. началось формирование дополнительных башкирских полков. Благодаря этому к началу войны 1812 г. на западной границе России находилось по два башкирских, уральских и оренбургских полка, а также 1-й тептярский.

В своих воспоминаниях о войне 1812 г. С.Н. Глинка писал, отмечая патриотический подъем среди башкир и других нерусских народов: «Не только стародавние сыны России, но и народы, отличные языком, нравами, верою и образом жизни, народы кочующие — и те, наравне с природными россиянами, готовы были умереть за землю русскую. Мордва, тептяри, мещеряки, черемисы ревностно и охотно шли на службу; башкирцы оренбургские сами собой вызывались и спрашивали у правительства, не нужны ли их полки»[2]. Мишари и тептяри собрали и вооружили по два полка; один полк состоял из ставропольских калмыков; по пять полков были сформированы оренбургскими и уральскими казаками. В действующей армии находились Уфимский пехотный и Оренбургский драгунский полки. Всего же в помощь русской армии, сражавшейся с иноземными захватчиками, башкиры выставили, как было уже сказано, 28 пятисотенных конных полков.

Амуницию башкирского солдата составляли в той войне копье (пика), сабля, лук и колчан со стрелами — ружья и пистолеты были у них редкостью. Вооруженные таким образом, башкирские конники ошеломляли врага особой выработанной тактикой: «40 шагов есть среднее расстояние для верного выстрела (из лука), — читаем мы. — В сражении башкирец передвигает колчан со спины на грудь, берет две стрелы в зубы, а другие две кладет на лук и пускает мгновенно одну за другою; при нападении крепко нагибается к лошади и с пронзительным криком, раскрытою грудью и засученными рукавами смело кидается на врага и, пустивши 4 стрелы, колет пикою»[3]. Обмундирование же башкир состояло из суконного кафтана синего или белого цвета, широких шаровар в цвет кафтану с красными широкими лампасами, белой остроконечной войлочной шапки (колпака), с двух сторон разрезанной и загнутой, ременного пояса, кожаной портупеи и сапог.

В начальный период войны в боевых операциях принимали участие 1-й и 2-й башкирские, 1-й тептярский, 1-й и 2-й оренбургские и 1-й и 2-й уральские казачьи полки. На счету 1-го башкирского полка под руководством атамана М.И. Платова поражение 27 июля дивизии Себастиани; благодаря батальону Уфимского пехотного полка и Оренбургскому драгунскому полку, генерал А.П. Ермолов сумел отбить захваченную французами в ходе Бородинского сражения батарею Н.Н. Раевского. Девять башкирских офицеров-драгунов за участие в той операции получили награды «За храбрость и неустрашимость». В период подготовки контрнаступления русской армии конные полки из Башкирии входили в состав подвижных конных отрядов, действовавших в тылу наполеоновских войск. Обескураженный бесстрашием башкирских солдат, наполеоновский генерал де Марбо в своих мемуарах писал об огромном впечатлении, произведенном на французскую армию башкирскими воинами, которых за мастерское владение луками французы прозвали «амурами». «Эти новички, — отмечал генерал, — еще совсем не знавшие французов, были так воодушевлены своими предводителями, что, ожидая превратить нас в бегство при первой встрече в самый день своего появления, в виду наших войск кинулись на них бесчисленными толпами, но встреченные залпами из ружей и мушкетов, оставили на месте битвы значительное число убитых. Эти потери вместо того, чтобы охладить их исступление, только его подогрели. Они носились вокруг наших войск, точно рои ос, прокрадываясь всюду. Настигнуть их было очень трудно»[4].

Уральские казачьи и 3-й, 4-й и 5-й башкирские полки принимали участие в боевых операциях корпуса генерала П.X. Витгенштейна, прикрывавшего дорогу на Петербург и препятствовавшего отходу армии маршала Макдональда. С ноября 1812 г. пятнадцать башкирских полков (с 6-го по 20-й) в составе Поволжского ополчения прикрывали от неприятеля Украину. В составе Дунайской армии находился 3-й уральский казачий полк. Оренбургские казаки составляли личный конвой М.И. Кутузова, охранявший его штаб. В сентябре 1812 г. 1-й башкирский полк находился в армейском партизанском отряде полковника И.Е. Ефремова, затем его передали полковнику Н.Д. Кудашеву; полк успешно действовал на Серпуховской, Коломенской и Калужской дорогах. Вслед за отступающими французами 7 октября вступили в Москву воинские части, среди которых были несколько сотен башкирского полка и 1-й мишарский полк, оставленный впоследствии в Москве для несения гарнизонной службы с 1812 по 1814 г.

Башкирская и казачья легкие конницы показали себя боеспособной частью армии. Сообщая оренбургскому военному губернатору Г.С. Волконскому о победоносном наступлении русской армии и бегстве французов, М.И. Кутузов писал: «Вы не можете представить, Ваше сиятельство, радости и удовольствия, с каким все и каждый из русских воинов стремится за бегущим неприятелем и с какою храбростью наши воины, в том числе и казаки и некоторые башкирские полки, поражают их»[5]. Мудрый полководец не ограничился похвалой башкир только в донесении: сразу же после Бородинского сражения Кутузов вызвал к себе командира одного из башкирских полков, Кахым-туря[6], и, благодаря за храбрость в бою, воскликнул: «Ах и молодцы же вы, любезные мои башкирцы!» Кахым-туря передал слова военачальника своим конникам, и башкирские воины, воодушевленные похвалой, сочинили песню, в припеве которой повторялось: «Любезники, любизар, молодцы, молодцы!» Эта песня, воспевающая подвиги башкирских конников, прошедших с боями пол-Европы, сохранена народной памятью и по сей день.

В честь подвигов русских войск на месте сражения под Лейпцигом был сооружен памятник. Участвуя в наступлении армии, 1,2, 5, 8, 9, 12, 13, 14, 15-й башкирские, 1-й тептярский, 2-й мишарский и 8-й оренбургский казачий полки победоносно вступили в Париж. Каждый воин этих полков получил серебряную медаль «За взятие Парижа 19 марта 1814 года» и другие знаки отличия; все участники той Отечественной войны были награждены серебряными медалями «В память войны 1812 года».

В Отечественной войне 1812 г. ярко проявилось братское содружество народов России. В боях за свободу России крепла боевая дружба народов Башкортостана.

Башкирские и казачьи полки привлекались позже и к участию в других войнах и походах России. С самого начала русско-турецкой войны 1828-1829 гг. в город Тирасполь были отправлены 9-й оренбургский, 4-й уральский и два башкирских полка. 1-й и 2-й башкирские полки, сменив донских казаков, несли кордонную службу вдоль границы на берегу Днестра; в боях у Козлуджи, Кулевичи и при осаде крепости Варны приняли участие все четыре башкирских полка. В 1830-1831 гг. два оренбургских и пять башкирских полков несли этапную службу по конвоированию польских военнопленных в Белоруссии и Польше. Во время Крымской войны 1853 — 1856 гг. два башкирских полка участвовали в охране берегов Прибалтики для предупреждения возможной высадки франко-английского десанта. Оренбургские гарнизонные батальоны ожесточенно и доблестно бились с врагами при обороне Севастополя.

Примечания

1. Асфандияров А.3. Участие башкир в войнах и походах России в период кантонного управления // Из истории феодализма и капитализма в Башкирии. — Уфа, 1971. С. 75-78.

2. Прибавление к русской истории Сергея Глинки, или Записка и замечания о происшествиях 1812, 1813, 1814, 1815 гг., им самим изданные. — М., 1818. С. 113.

3. Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. — Оренбург, 1904. Вып. 5. С. 151.

4. Соколов Д.Н. Башкирское войско в походе русских против Наполеона. Из мемуаров французского генерала Марбо // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. — Оренбург, 1897.

5. Очерки по истории Башкирской АССР. — Т. I. Ч. 2. С. 67.

6. Кахым-туря башкирский сотник Касим Мырдашев, уроженец деревни Аюсы Стерлитамакского уезда, погибший в 1813 г. (Подробнее см. Асфандияров А. Кахым-туря // Совет Башкортостаны. 1986. 4 февр.).

Абдулатипов Р. Мой башкирский народ / Серия «Народы моей России». Библиотека Ассамблеи народов России. – 2-е изд. – Уфа: Китап, 2007. С.45-49.

На фото: часть гравюры «Башкиры в Париже», нач. XIX в.

4 коммент. к “Участие башкирских войск в войне 1812 г.”

  • Азамат | 5 Декабрь, 2009, 16:45

    Кахым Тура не является уроженцом села Аючи. Это не доказано.Он до 2006 года был уроженцом села Мырзаш Стерлитамакского района, наглым образом во главе Рима Янгузина (Казакбаев)была переписана история начиная с 1990 по 2006гг. В данное время большенство потомков проживают в Мырзаше. Не кто из историков не были в нашем селе. Раньше население Мырзаша и Аючево жили в одной деревни назвалась это деревня Ойанке, которая распологалось на берегу реки Сухайля это возле нынещней деревни Озерковка. После этого медвежатник (айыусы) переселился с Ишимбайского района боясь приследования медведя. на приток рек Ашкадара и Сухайли где нет хорошей земли так как постоянно затапливает эти места. За тем Мырзаш карт почему то переехал Южнее а одна семья пересилилась жить к старику Аюсы. Историю хорошо знает мой отец Насыров Мидхат Сафаргалеевич и знал наш Булат агай Рафиков.

  • За Родину | 19 Май, 2010, 21:45

    Башҡорт халыҡ ижады (риүәттәр,легендалар)башҡортостан китап нәшриәте ӨФӨ-1980
    Ҡаһым Түрә. 1922 йылда элекке Тамян-Ҡатай кантоны Күбәләк-Теләү волосе (хәҙерге Учалы районы Ишкен ауылы) Мөхәмәтйән Фәхрисламовтан яҙып алынған.- «Башҡорт атлылары», 19-24-се биттәр.1812 йылғы Ватан һуғышында ҡатнашҡан башҡорт атлы полктарынан берһенең командире булыуы һәм яауҙан ҡайтышлай Владимир ҡалаһында үлеп ҡалыуы ғына билдәле. Уның ҡарауы Ҡаһым Түрә хаҡында (Курган, Силәбе яҡтарында «Ҡасим Түрә») риүәйәт һәм йырҙар бик популяр батырҙың тормошо, туған яҡтары, нәҫел нәсәбе тураһында ҡыҙыҡлы мәғлүмәттәр бирә. Мәҫәлән, 1966 йылда Башҡортостандың Стәрлебаш районында Ф. Рәхимғолова яҙып алған бер вариантта(БЛ, 89-сы бит) түбәндәге юлдар ихтибарҙы йәеп итә:
    «Ҡасандыр Мырҙаш һәм Айысы ауылдары бергә булған. Бында Моғатай тигән ҡарт йәшәгән. Уның Тувай менән Һатлыҡ тигән улдары була. Һатлыҡтың балалары булмай. Тувайҙан Ҡаҙаҡбай, Ҡаҙаҡбайҙан Мырҙаш, Мырҙаштан Ҡаһым Түрә тыуған. Ҡаһым Түрәне Туйсин тип йөрөткәндәр. Ул дөрөҫ түгел, Туваев Булырға тейеш. Сөнки Ҡаһым Түрәнең олатаһының атаһы Тувай булған».
    Әлеге заманда Стәрлетамаҡ районы Мырҙаш ауылында Касимовтар һәм Тувайывтар нәҫелдәре бик күп йәшәй.

  • человек | 13 Декабрь, 2011, 16:09

    да какая разница. чем гордиться? тем что предки служили у этих?еще и жизнями жертвовали . жили бы христиане и мусульмане раздельно было бы лучше

  • Королевская | 16 Январь, 2012, 14:31

    Человек, цитирую «С вхождением Башкирии в Русское государство башкиры признали себя его подданными и согласились нести ряд повинностей: в первую очередь выполнять за свой счет военную службу и платить ясак. ( …..) Все это делало военную службу тяжелой и разорительной повинностью, но одновременно залогом сохранения вотчинного права на землю.  «

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100