Письменные источники о городах средневековой Башкирии

Проблема городов Башкирии сегодня значительно актуализируется. Главной причиной этого является выявление источников по средневековой истории Башкортостана: археологических и письменных. Новые данные по средневековой истории заставляет нас несколько пересмотреть концептуальные вопросы в этой области. В данной статье попытаемся выявить и уточнить информацию источников касающихся возможных городских центров Исторического Башкортостана. Особое внимание привлекают источники различные по своему характеру передачи информации: картографические материалы европейских ученых и географический труд аль-Идриси.

Для начала обратимся к наиболее ранним картографическим материалам, в которых отразился Урало-Поволжский регион. На карте братьев Пацигани (1267 г.)1 и в Каталонском атласе (1275 г.)2 примерно между рр. Кама и Яик обозначен город «Pascherti» (Башкорт, точнее Башкерти). Он обозначен ориентировочно на р. Белой. Для того, что бы уточнить место расположение города необходимо обратиться к дополнительным источникам. Рассмотрим вопрос о восточном истоке р. Волги.

Аль-Идриси в 7 секции V климата говорит об «области басджиртов», где берет начало восточный рукав «реки Исил»3. Так же об истоке р. Волги, который находится в «стране Паскатир» говорит В. Рубрук. Согласно мнению многих ученых, истоком р. Волги в древних представления могла являться р. Белая4. Однако у нас есть основания уточнить начало р. Волги и считать, что истоком являлся бассейн р. Уфа (Караидель). На картах европейских картографов до XVII в. в районе Южного Приуралья и примерно среднего течения реки обозначается г. Pascherti. Дальнейшее продолжение реки, где находится Древняя Уфа, следует строго на восток. Почти у истока этой реки обозначен пункт Sagatin. Несколько южнее Pascherti указан так же город «Civitas de Marmorea» (civitas – город, marmorea – мраморный (лат.)). На Каталонском атласе «Civitas de Marmorea» обозначен как значимый пункт с крупным изображением крепостных стен и куполов. То есть составитель был уверен, что этот район имел какое-то особое значение.

Но если в картографических работах XIII – XVI вв. Древняя Уфа не была соединена с Civitas du Marmorea, то в XVII вв. картографы их начинают соединять рекой, которая, скорее всего, и стала продолжением р. Белой5. Соответственно река, вытекающая с востока, сохраняя такое же направление и топографические обозначения, как и в вариантах карт XIII – XVI вв. (например, Sagatin), превращается в правый приток р. Белой – р. Уфу. Вполне вероятно, что ученые-картографы, опиравшиеся на сведения восточных ученых и путешественников, обозначали, как и их информаторы, р. Уфу (а далее среднее и нижнее течение р. Белой) началом р. Волги. Город Pascherti оказывается как раз на устье этой реки. Археологически оно соотноситься с городищем Уфа II на устье р. Уфы6.

В этом случае Civitas de Marmorea можно расположить более конкретно. Дело в том, что на территории современных Ишимбайского и Стерлитамакского районов Башкортостана находятся три шихана, подпадающие под «описание» западноевропейских картографов. Это Юрак-тау, Шаке-тау и Тура-тау. У этих гор есть природное свойство – белый цвет. Скорее всего, этот уникальный для региона естественный признак этих гор и мог вызвать у информаторов составителей карт ассоциации с мрамором (marmoreal – мраморный).

Далее в 7 секции VII климата аль-Идриси упоминает два города внутренних башкир Мастра и Кастра и то, что они труднодоступны для путешественника7. В историографии утвердилось мнение о том, что данные аль-Идриси об этих городах могут отражать дошедшие до его информатора сведения о башкирских родоплеменных названиях – кесе и мишар8. Причем последний этноним исследователи связали с очень схожим по графике с Мастрой, но все же несуществующим вариантом названия города, Маштра9. Мы не можем принять эту версию, поскольку лишена источниковой основы. Верно предположила И.Г. Коновалова: аль-Идриси получил данную информацию из вторых рук, чем и объясняется разброс в вариантах чтения названий городов (Мастра, Мастара, Мамир и др.). Наибольшего внимания заслуживает вариант Мамир/Мэмир. Выше мы приводили топографические данные средневековых карт, среди которых было название некоего города под названием Civitas du Marmorea – Мраморный город. На тюркском мрамор звучит как «мэрмэр», что очень близко созвучно с одним из вариантов названия города внутренних башкир – Мэмир. Очевидно, название города, передаваясь от одного человека к другому, постепенно приобрело незнакомую для араба форму. Но как на европейских картах, так и у аль-Идриси этот город располагается на р. Идель, а, скорее всего, на Белой. Как нам представляется, есть основания видеть в Мэмире/Мастре и Мраморном городе обозначение одного и того же города, который вероятнее всего находится на среднем течении р. Белой в районе расположения шиханов.

Так же свое внимание аль-Идриси уделил городам страны башкир Карукийа, Намджан и Гурхан. И.Г. Коновалова в достаточной степени точно определила расположение Намжана – район современного Орска на р. Урал10. Карукийа находится западнее (возможно северо-западнее) Намжана, поскольку является объектом нападения булгар. Этот город с востока реками связан с Гурханом, который располагается «севернее реки Итиль».

Для дальнейшего рассмотрения рассмотрим «внутренних» и «внешних» башкир. В первую очередь мы должны обратить внимание на то, что при описании внешних и внутренних башкир аль-Идриси у первых прослеживается более конкретная привязка к среднеазиатским и прикаспийскими торговыми регионами. Особенно это касается одного из городов в стране внешних башкир – Намжана, место расположение, которого, можно определить довольно четко – южная излучина р. Яик. В частности сказано: «Там добывают много меди и везут ее в землю Хуваразм (Хорезм – Ю.Ю.), в страну Шаш (область в Средней Азии – Ю.Ю.) и близлежащие области страны гузов. Из этого города вывозят так же шкуры…по реке до моря ал-Хазар (Каспийское море – Ю.Ю.), что бы продавать их на Хазарском море и Далайме (область Гиляр, юго-западное побережье Каспийского моря – Ю.Ю.)…»11. То есть у аль-Идириси конкретно определенны торгово-экономические интересы «страны внешних башкир» – южные регионы. Севернее – «страна внутренних башкир», с труднодоступными для торговцев с юга, городами Кастра и Мастра, они все же большую привязку имеют к Булгару, булгарам и Волге, то есть к западу. Стало быть, если верить аль-Идриси, что города Карукийа и Гурхан находятся в стране «внешних башкир», значит, эти города необходимо искать в степенной зоне Исторического Башкортостана.

Далее говорится что от города Карукийа на север до «внешних башкир десять переходов по труднопроходимым горам, плохим дорогам и узким тропам12». Получается, что если рассматривать примерную территорию «внешних башкир» городом Намжан (прияикские территории), то Карукийа оказывается в районе в районе низовьев Волги и Яика. Однако необходимо учесть следующий момент: в другой рукописи аль-Идриси место «внешних башкир» занимают «внутренние башкиры»13. Они-то как раз были начальным вариантом. Это объясняет присутствие следующего предложения, которое полностью повторяет предыдущее: «Между Карукийа и внутренними башкирами двенадцать переходов по неприступным горам и бездорожью (выделено нами – Ю.Ю.)»14. Подобный повтор можно объяснить тем, что аль-Идриси информацию об одних и тех же объектах получил из разных источников, что и вылилось в два одинаковых предложения. То, что они не только следуют друг за другом, но и начинают новый абзац, лишь подтверждает нашу мысль. А появление «внешних башкир» вместо «внутренних» – ошибка ученого в попытке придать информации логичность. Еще большую уверенность нашему предположению придает сообщение Джейхани в книге датируемой 900 годом. Там сказано следующее: «От гор до Внутренних Башхирт 10 дней». У аль-Идриси это расстояние не в днях, а в дневках, что соответствует 2,5 дням. Б.А. Рыбаков в «горах» Джейхани видит горы Печенегов и ассоциирует их с Жигулевскими горами по правому берегу р. Волги15.

Таким образом, город Карукийа приобретает более менее четкую географическую привязку – район Самарской Луки. Это соотносится с указанием аль-Идриси, что на Карукийа «часто нападают булгары… и они (очевидно внешние башкиры и булгары – Ю.Ю.) воюют друг с другом с незапамятных времен»16. Этот район находился в зоне миграции и кочевания булгарских племен.

Исходя из месторасположения Карукийи, можно примерно определить географию Гурхана, от которого речным путем на запад за 8 дней можно достичь Карукийи. Предполагаемый «речной путь» — бассейн реки Самара. Стало быть Гурхан может находиться в верховьях рр. Б. Кинель или же Самары. Аль-Идриси назвал эту реку Анхадара. Основываясь на созвучности, И.Г. Коновалова предположила, что это река Ашкадар – левый приток Белой. Это предположение не лишено основания, поскольку эта река протекает в непосредственной близости истоков рр. Тук, Уран, Самара и Б. Кинели – бассейна реки Самары. Возможно, некогда топоним Ашкадар имел более широкую географию.

Таким образом, перед нами вырисовывается довольно четкая картина относительно городов Исторического Башкортостана, отраженных в письменных источниках. Во-первых, сам Исторический Башкортостан делился на две части: страна «внутренних башкир» и страна «внешних башкир», которые располагаются на севере и юге соответственно и занимают различные природно-экологические и хозяйственно-экономические зоны. Города северной Башкирии менее доступные для торговых путей, чем южные. Во-вторых, к северным городам можно отнести два города на р. Белой. Первый локализуется в устье р. Уфы (г. Башкерти), второй в районе башкирских шиханов (Мраморный город). К северным относятся города упомянутые аль-Идриси: Намжан, Карукийа и Гурхан. Намжан находиться в районе современного города Орск, Карукийа – в районе Самарской Луки и Гурхан – на верховьях бассейна р. Самара.


[1] Рудаков В. Г. К вопросу о двух столицах в Золотой Орде и местоположении города Гюлистана // Научное наследие А.П. Смирнова и современные проблемы археологии Волго-Камья. Материалы научной конференции. Труды ГИМ. Вып. 122. – М., 2000. – Рис. 1.

[2] Там же; Псянчин А.В. Башкортостан на старых картах. – Уфа, 2001. – С. 71.

[3] Коновалова И.Г. Аль-Идриси о странах и народах Восточной Европы: текст, перевод, комментарии / И.Г. Коновалова М., 2006. С. 111.

[4] Мажитов Н.А., Султанова А.Н. История Башкортостана с древнейших времен до середины XVI в. Уфа, 1994. С. 136.

[5] Псянчин А.В. Указ. соч. – С. 73.

[6] Мажитов Н.А,, Султанова А.Н. Сунгатов Ф.А. Башкирские города по арабским источникам IX – X вв. // Вестник АН РБ. 2008. Т. 13, №2. С. 44-48; Мажитов Н.А., Сунгатов Ф.А., Иванов В.А., Сатаров Т.Р., Султанова А.Н., Иванова Е.В. Городище Уфа II. Материалы раскопок 2006 года. Т. 1. Уфа, 2007. 160 с: ил.

[7] Коновалова И.Г. Указ. соч. С. 107.

[8] Кузеев Р.Г. К этнической истории башкир в конце I – начале II тысячелетия н.э. от кочевого скотоводства к земледелию // Археология и этнография Башкирии. Т. 3. Уфа, 1968. С. 228-248; Каховский Ф.В. О чувашско-башкирских этнокультурных связях // Вопросы этнической истории Южного Урала. Уфа, 1982. С. 44-45.

[9] Коновалова И.Г. Указ. соч. С.274.

[10] Там же. С. 251.

[11] Псянчин А.В. Указ. соч. – С. 123.

[12] Коновалова И.Г. Указ. соч. С. 124.

[13] Там же. С. 99.

[14] Там же. С. 99.

[15] Рыбаков Б.А. Русские земли по карте Идриси 1154 года // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории и материальной культуры Академии наук СССР. Вып. XLIII. М., 1952. С. 27.

[16] Там же. С.124.

Юсупов Ю.М.

Источник

Один комментарий к “Письменные источники о городах средневековой Башкирии”

  • усал татар | 12 Ноябрь, 2009, 9:29

    Тула янында Упа елгасы бар. Упа Уфа имэнлекне анлата.

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100