И снова об автономии

В марте этого года отмечалось 90-летие провозглашения автономии Башкортостана. По этому поводу проводились конференции, прошел цикл телепередач. Однако до сих пор не утихают споры, какое событие мы можем взять за отправную точку автономии края и начала федерализма в России. Говорят и о Всебашкирском Учредительном курултае в декабре 1917 года, и о Всебашкирском военном съезде 21 февраля 1919 года с образованием Башревкома. Сегодня официально принята дата Соглашения российского рабоче-крестьянского Правительства с Башкирским Правительством о советской автономии Башкирии от 20 марта 1919 года. В то же время важными вехами в истории становления республики были 11 и 15 ноября 1917 года.

Возникновение автономии Башкортостана венчало собой долгий и сложный процесс государственного оформления Башкирской республики. После Февральской революции башкирский народ одним из первых из восточно-окраинных народностей Российской империи выступил с лозунгом о территориальном самоопределении народов. Стремление башкир к автономии в полной мере отразились на Всероссийском мусульманском съезде (май 1917 года), на I и II Всебашкирских областных съездах. Башкирское национальное движение настаивало на территориальной автономии как на решении национального вопроса. Неоднократно Башкирский областной Совет (шуро) обращался к Временному правительству с предложением о признании автономии башкирского народа. Временное правительство предложение башкир отклонило, мотивируя тем, что такие вопросы правомочно решать только Всероссийское Учредительное собрание. На протяжении весны-лета 1917 года планы реализации автономии Башкирии не были осуществлены. Причин тому было много: это незавершенность подготовительной работы, проводимой Башкирским областным шуро во главе с Ахмет-Заки Валиди, непоследовательная и невнятная политика центра в лице Временного правительства.

Однако ноябрь 1917 года оказался переломным в истории всей страны, а также и в истории башкирской автономии. Катализатором опять же послужила революция, на этот раз уже — Октябрьская. Уже 2 ноября большевистское правительство продекларировало право народов на самоопределение вплоть до отделения от России. Однако в виде приложения оно в то же время давало, по выражению Валидова, «беспорядок, беззаконие и бесчинства». Башкирский областной Совет решением Всебашкирских съездов обязался в случае отсутствия легитимной власти в стране взять управление Башкирией в свои руки. Исходя из этого и сложившейся в России ситуации 11 ноября 1917 года Башкирский областной Совет издал фарман (приказ) №1 всему башкирскому народу, башкирским районным и уездным советам. В нем было заявлено об отказе от поддержки Временного правительства, ибо оно оставило «без внимания» требования башкир. В то же время в фармане осуждался большевистский переворот, несмотря на провозглашенный советской властью лозунг о праве наций на самоопределение. Политика большевиков в нем оценивалась как путь к гражданской войне, выражалось недовольство их аграрной программой, так как она вела к потере башкирами своих прав на собственные вотчинные земли. В фармане фактически был провозглашен принцип нейтралитета на случай столкновения двух противоборствующих сил. Башкиры, в соответствии с этим документом, должны были свои интересы защищать сами путем объявления автономии, формирования национальных вооруженных сил. Провозглашение автономии, по фарману, откладывалось до следующего башкирского съезда, то есть до начала декабря 1917 года. На случай возможных «бедствий и бесчинств» предусматривалось «взятие власти в свои руки, чтобы обеспечить защиту и заботу о башкирском народе». «Бедствия и бесчинства» не заставили себя долго ждать, и уже 15 ноября Оренбург был захвачен казачьим атаманом Дутовым. Фактически в стране разгоралась гражданская война. В этот же день Башкирский областной Совет объявил о провозглашении автономии Башкирии в фармане №2. Он объявлял территориальную автономию Башкортостана в пределах Оренбургской, Пермской, Уфимской, Самарской губерний. Уже в ноябре-декабре 1917 года в пределах Оренбургской губернии была создана своя система местного управления. Большевистское правительство не выразило четкой позиции по поводу провозглашения башкирской автономии, а ограничилось лишь констатацией факта в газете «Правда», что Башкирский областной Совет при поддержке Оренбургского мусульманского гарнизона объявил башкирскую территорию Оренбургской, Уфимской, Пермской, Самарской губерний автономной частью Российской республики.

Именно в ноябре 1917 года ускорился процесс самоопределения башкирского и других народов тогдашней России. И связано это было с тем, что центральная власть не прислушивалась или не хотела прислушиваться к чаяниям и надеждам населявших страну народов. Образовавшийся вакуум власти привел страну к Октябрьской революции и Гражданской войне. И этот вакуум выражался в том, что власть не могла отвечать интересам народов, не могла быть в полной мере ответственной перед своими же гражданами. Хочется надеяться, что в наше кризисное время России удастся избежать подобных ошибок прошлого.

Р. Рахматов

Один комментарий к “И снова об автономии”

  • усал татар | 12 Ноябрь, 2009, 17:28

    Ык елса чик стенасы.

Оставить комментарий или два



© 2017 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100