Башкирская нация: страницы истории

Башкирский народ сформировался более тысячи лет тому назад в регионе, охватывающем огромные территории от Волги на западе до Тобола на востоке, от Среднего Урала на севере до отрогов Памира на юге. Из дошедших до наших дней источников известно, что во второй половине первого тысячелетия нашей эры ряд родоплеменных организаций и народов указанного региона принял общее наименование «Башкорт» («баскард», «басгирд», «басджирт» по разным источникам). Что заставило многочисленные народы объединиться под общим политнонимом исследователям неизвестно, хотя существует много различных теорий. Известно лишь то, что какой-либо одной доминирующей родоплеменной организации, способной под своим названием сплотить другие народы, не существовало.

Народы, объединившиеся в родоплеменную федерацию во главе с верховным правителем — «турэ» («турахан», второй термин — «батша»), имели различное происхождение. В составе башкир есть и финноугры (юрматы, еней и др.), и индоиранцы (усерган, бурзян и др.), и тюрки (кыпсак, табын, мин и т.д.), и даже представители монгольских родоплеменных организаций, вошедших в состав башкир в XIII веке (катай, сальют, сынгрян и др.). Причем до сих пор башкиры помнят свое происхождение, например любой, знающий историю своего рода башкир, прекрасно знает и то, что он, помимо того, что является башкиром, относится еще и к другому, некогда самостоятельному древнему народу (например, кипчакам, или бурзянам-бурджанам и т.д.). Причем не просто знает название народа, но и обозначение и положение своего собственного рода в его составе (например, кара-кипчаки, карагай-кипчаки, бушман-кипчаки и т.д. в составе кипчаков), а также его историю и атрибуты (оран, дерево, тамгу и птицу). Таким образом «Башкорт» — это первоначально название не одного народа или родоплеменной организации, а огромного союза народов, обширного государства, которое имело свою территорию, публичную власть, право, вооруженные силы и прочие признаки, присущие любому государственному образованию того периода.

Народы, вошедшие в состав башкир, были известны под своими названиями еще в эпоху Тюркского каганата. К примеру, бурджаны активно участвовали в политической жизни Тюркского каганата. В VI и. н. э. бурджаны, согласно Ибн-ал-Асиру (XII в.), участвовали в районе современной Хивы в борьбе против Ануширвана (Рамзи, 1907, стр. 241). В конце VI в. (588 г.) бурджаны участвовали в крупном нашествии тюрков на иранские владения. В VII веке бурджаны в союзе с Хорезмом боролись против распространения экспансии арабов на Среднюю Азию. В исторической науке достаточно сведений и о кипчаках, и о канлинцах-канглы, табынцах, и о других крупных башкирских народах.

Древнебашкирское государство, сложившееся на основе военно-политического союза различных по своему происхождению, языку, обычаям и традициям народов, имело свои особенности. Государственное устройство сводилось к тому, что помимо верховного правителя, турэ, существовали местные ханы, советы старейшин, а также народные собрания, как высшие органы родоплеменных организаций. Именно народным собраниям, йыйынам, принадлежала вся полнота власти; на них решались все значимые вопросы (войны и мира, избрание правителя и проч.), осуществлялось правосудие. Турэ, верховный правитель башкир, не имел реальной власти. Древнее обычное право народов, входивших в состав башкир, претерпевало ломку, ханы пытались воспользоваться своим положением, чтобы отменить многие архаичные нормы и ввести новые, что вызывало недовольство старейшин, чье совокупное мнение ставилось выше воли правителя. Старейшина являлся носителем сложного комплекса норм обычного права, обычаев и традиций народа, его ритуальной практики, то есть всего наследия предков. И потому решения старейшин имели непререкаемый авторитет. Тем не менее, во второй половине первого тысячелетия н.э., в период консолидации предков современных башкир в единый военно-политический союз, древние архаичные нормы (такие, как сжигание трупов врагов и «варка в котле», являвшиеся пережитками скифо-сарматской правовой семьи) постепенно уходят в прошлое, хотя институт кровной мести, карымта, существует еще длительное время, вплоть до начала второго тысячелетия н.э.

Сложившееся во второй половине первого тысячелетия обширное государство башкир, представляющее собой родоплеменную федерацию со многими ханами и верховным правителем, просуществовало недолго. Среднеазиатские города и кочевья были потеряны после череды войн между башкиро-печенежским союзом и огузами. Причинами неблагоприятного для башкир исхода войны стали: падение Тюркского каганата (башкиры являлись консервативной силой в регионе, лояльной по отношению к прежнему режиму Ашина), а также высокая степень территориальной рассредоточенности башкирских родоплеменных организаций.

Экспансия огузов привела к отступлению на север значительной части башкир, оставшиеся ушли вместе с печенегами на запад. Часть же самих печенегов осталась в регионе и влилась в состав огузов в качестве самостоятельной родоплеменной организации под своим именем.

Таким образом, башкиры разделяются на две части: основная часть продолжает занимать свои исконные территории (исключая потерянное Приаралье), другая располагается у границ с Византией, участвует в средневековых европейских войнах (аль-Гарнати: «царь народа башкирд все время разоряет страну Рум», Масуди: «…И нападения их достигают области Рума и стран, близких к Андалузии; они одерживают победы над всеми живущими там народами…» и. т.п.). Западные башкиры, находясь в численном меньшинстве и при этом ведя активные войны, постепенно были ассимилированы окружающими их народами. Так, Ибн-Саид отмечал, что башкиры живут около алеманов (немцев), большая часть жилищ расположена на берегах Дуная, на южном берегу которого находится и столица западных башкир — Керат. Согласно Якуту башкиры — подданные короля Венгрии и не имеют права окружать свои города стенами, поскольку король боится восстания. Ассимиляции западных башкир, наибольшее число которых проживало в западной Венгрии и часть которых приняла ислам, способствовали военные поражения в войнах с монголами, а впоследствии и в религиозных конфликтах в Восточной Европе.

Что касается восточных башкир, то в Х-XI вв. происходит максимальное усиление их государства. Причины этого процесса: разгром войсками союзного башкирам Кыргызского каганата Уйгурского каганата, распад Кимакского каганата, приток в состав башкир кипчаков и кыргызов, что повлекло расширение границ башкирской родоплеменной федерации. Башкирские родоплеменные организации занимают территории на востоке, вплоть до Иртыша и Алтая. Северо-западные родоплеменные организации башкир входят в состав Волжской Булгарии, которая по мнению историков, была общим государством для проживавших в том регионе булгар, чувашей, буртасов и башкир.

Булгар представлял собой федерацию, где ее доминирующие субъекты, города Болгар и Сувар, постоянно боролись между собой за первенство. Но в XII веке столица переносится в третий город федерации — Биляр (Буляр), столицу башкир-биляров, который русские источники называли «Великим городом». To, что башкирский город стал столицей – свидетельство высокой политической роли башкир в государстве.

Ибн-Фадлан, прибывший в 922 году в Волжскую Булгарию, упоминает правителя этого государства, Алмас-хана, как царя сакалиба (а не булгар), который на встречу с посольством арабов выступил с четырьмя «царями» (вассалами). То есть уже в IX веке политическая власть в государстве принадлежала не родоплеменной организации Булгар, а иным – сакалиба арабских авторов, под которыми, допустимо понимать башкирские родоплеменные организации Айле, Биляр, Гайна, Йылан, Юрми, Юрматы и др., в чьих шежере фигурируют такие правители Булгара, как Айдар-хан, Саид-хан, Эмир-хан, Султанмурат-хан, Салим-хан и др. Указанный подход требует тщательных дальнейших исследований, поскольку, как известно, волжские булгары, стремясь обрести независимость от хазар, принимают ислам, тем самым вступая в коалицию мусульманских государств. Башкиры же продолжают придерживаться веры своих предков, находясь с Булгаром в определенный период истории в непростых отношениях (так, Идриси упоминает о войне города Каракая и волжских булгар). Тем самым, учитывая арабские данные о взаимодействии печенегов и викингов, а также об опустошении последними в IX веке, наряду с городами Хазарского каганата, и Булгара, можно предположить, что Булгар был завоеван вышеупомянутыми родоплеменными организациями. Так, шежере родоплеменной организации Ajle прямо повествует о том, что некий Тукый (отец Айдар-хана) «набрал себе войско. И затем пришли в Булгар. Город Булгар взяли, и Тукый нарекся достойным для него именем — хан». Шежере же Jurmaty определяет Шабан-хана (предка Юрматы-бия через Алмалы-хана Исмагил-хана, Буджан-хана) как «первого пришедшего в Булгар мужа». Таким образом, можно сделать вывод о том, что, возможно, с X, самое позднее — с рубежа XI и XII веков политическая власть в Булгаре принадлежала башкирским родоплеменным организациям.

Впоследствии, после завоевания башкирами Волжской Булгарии и переноса ее столицы в башкирский Биляр, и исчезновения последней непосредственной военной угрозы для башкир, интеграционные потребности снижаются. Начинается политическое обособление родоплеменных организаций. На востоке происходит утверждение Табынского ханства; на юге соперничество и борьба за территории приводит к кровопролитной войне между бурджанами и кипчаками, которая согласно башкирским источникам носит гражданский характер. Итогом войны становится образование федерации Ете Ру (или Сартай) во главе с одним ханом (одним из первых правителей являлся легендарный Масим-хан).

В начале XIII века завоевательные походы монголов приводят к созданию Великого Монгольского государства — Еке Монгол Кура (в дальнейшем — Еке Монгол Улус). В 1206 году основатель правящей монгольской династии Темучин провозглашается Чингисханом («всеобщим ханом», «всемирным ханом»). В следующем, 1207 году, правитель Табынского ханства (территория — от Уральских гор на западе до Иртыша и Алтая на востоке) Майкы-бий признал власть Чингисхана. В этот период практически все народы Сибири и Алтая добровольно вошли в состав Монгольской империи (несмотря на высокую степень милитаризованности и последующий отказ от монгольского сюзеренитета ряда из них).

Правитель Ете Ру Муйтен также добровольно признал власть Чингисхана. Прибыв в ставку Чингисхана, он, как и Майкы-бий, вошел в состав его военного совета. В ответ Чингисхан вручил Муйтен-бию грамоту, закрепляющую за ним и всем его потомством право вечного правления огромными земельными угодьями, включающими весь Южный Урал (бассейны рек Белой, Яик до среднего течения, Тобол и Ишим до Иртыша).

После походов монголов в Хорезм часть башкир отказалась от монгольского сюзеренитета. В 1219 году Чингисхан отправил Субэдэя «в поход на север, повелевая дойти до одиннадцати стран и народов», в числе которых упоминает башкир. Однако Субэдэй был разбит. Тогда, согласно Сокровенному сказанию монголов, Угэдэй, вступивший в 1228 году на престол после смерти Чингисхана, «отправил в поход Бату, Бури, Мунке и многих других царевичей на помощь Субеетаю, так как Субеетай-Баатур встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингисхане, а именно — народов Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Орусут, Асут, Сесут, Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар, Келет, а также и городов за многоводными реками Адил и Чжаях, как то: Мекетмен, Кермен-кеибе и прочих». В итоге «Посланные в помощь Субеетаю царевичи Бату, Бури, Гуюк, Мунке и все другие царевичи, покорив народы Канлин. Кипчаут и Бачжигит, разрушили города Эчжил, Чжаях и Мегет, а также совершенно разгромили и полонили Орусутов. Они полностью покорили Асутов и Сесутов, а также население городов Белерман, Керман-кива и прочих городов, поставили даругачинов и таагачинов и возвратились на родину». Согласно Л.Гумилеву, «С 1182 г. монголы воевали с меркитами и в 1208 г. вытеснили их в долину Иргиза. Обитавшие там куманы приняли беглецов, тем самым став врагами монголов. В 1216 г. монголы истребили остатки меркитов и вступили в войну с куманами, которая им была совсем не нужна. Война монголов с куманами затянулась надолго потому, что между ними существовал этнический барьер — Великая Венгрия, ныне именуемая Башкирией. Эта страна располагалась на р. Белой, которую башкиры называли Ак-Идель. Монголо-башкирская война тянулась 14 лет, т.е. значительно дольше, чем война с Хорезмийским султанатом и Великий западный поход. Столько же сопротивлялись монголам только чжурчжэни империи Цзинь, пассионарность которых не уступала монгольской; но результаты башкирской и чжурчжэньской кампаний были различны. Башкиры неоднократно выигрывали сражения, и наконец заключили договор о дружбе и союзе, после чего монголы объединились с башкирами для дальнейших завоеваний. Итак, монгольское войско вышло из этой тяжелой войны не ослабленным, а усиленным».

Западные башкиры, проживавшие на юге Венгерского королевства, оказали активное сопротивление войскам монголов. Воины-башкиры составляли основную часть войска венгерского короля Белы. За свое упорное сопротивление монголам башкиры подверглись массовому истреблению захватчиками. Согласно сообщению Ибн Саида аль-Магриби «страна Башкирд» (Венгрия) в 1241 г. была завоевана татарами (так называли монголов в Европе; например, Плано Карпини писал в середине XIII века: «Начинается история Монгалов, именуемых нами Татарами…»), которые уничтожили многих ее жителей. В одном латинском документе того времени говорится, что население мусульманского района Венгрии с названием «Бей» было полностью уничтожено монголами в 1241 г. Польский историк Т. Левицкий в статье «Мадьяр, Мадьярстан» в «Энциклопедии ислама» («Madjar, Madjarstan». The Encyclopaedia of Islam. New ed. Leiden-London), ссылаясь на латинские источники, приводит информацию о башкирах, принявших в 1241 г. активное участие в вооруженном сопротивлении венгров монголам из армии Бату-хана. Т. Левицкий приводит сообщение из латинского источника об участии башкир в составе объединенного германо-венгерского войска в разгроме одного из отрядов монголов возле города Шибеник на берегу Адриатического моря. Стоит обратить внимание на тот факт, что и в латинских источниках башкиры не смешиваются с венграми, а местом расселения башкир указывается юг Венгерского королевства. В последующем европейские башкиры были полностью ассимилированы венграми-христианами и растворились в венгерской среде. В 1340 г. венгерский король Карл-Роберт Анжуйский (1308–1342 гг.) потребовал от всех своих подданных-нехристиан либо принять христианство, либо покинуть его королевство. Сообщений о мусульманах-башкирах, датированных более поздним периодом, не обнаружено.

Находясь в составе монгольского государства, башкиры сохранили политическую автономию. О существовании у башкир своих ханов в золотоордынское время известно из сообщений венгерского монаха Юлиана, который посещал Башкортостан в 1235-1236 и 1237-1238 годах. Имена башкирских ханов зафиксированы в текстах надгробий XIV века (к примеру, Байджура-хан — в районе устья реки Караидель, Тугаш-хан — на реке Ик, и многие другие). О «государе всей Баскардии» сообщается в «Письме брата Иоганки, монаха ордена миноритов к генералу ордена брату Михаилу…», датируемом 1320 г. По сложившей к тому времени европейской традиции называть монголов «татарами», Иоганка пишет: «Когда я, брат Иоганка, с двумя братьями-венграми и одним англичанином дошли до Баскардии, большого народа, подчиняющегося татарам, двое братьев-венгров… отошли от нас, а я со сказанным англичанином по имени Вильгельмом оставался там 6 лет непрерывно. И были там татары, судьи баскардов, которые не будучи крещены, а исполнены несторианской ереси, когда мы стали проповедовать им нашу веру, с радостью приняли ее. Государя же всей Баскардии с большей частью его семьи мы нашли совершенно зараженным сарацинским заблуждением. Когда мы проповедовали им, они сказали: «Если бы вы сначала пришли, то мы во всяком случае приняли бы эту веру, но государям постыдно, принявши один закон, с легкостью отступать от него и переходить к другому». Когда же мы участили поучения о вере и доказали сарацинским ученым всеми доступными нам способами.., что весь их закон ложный и языческий.., они, придя в ярость, пытались нас умертвить. Нас схватили и с жестокостью заключили в тюрьму, заковав в железо, и мы, мучаясь голодом в тюремной грязи.., с радостью ждали смерти, но они, боясь татар, не смели на это решиться. Ибо татары любят христиан, а их ненавидят и преследуют».

По письму Иоганки, в начале XIV в. мусульманство пустило глубокие корни в башкирском обществе, мусульманское духовенство в нем пользовалось сильнейшим влиянием. Это и естественно, так как ислам проник к башкирам уже к началу Х в. Однако и к XIV в. переход башкир к мусульманству, видимо, не был завершен. Казанский историк XVI в. Шарафетдин бине Хисаметдин в сочинении «Летопись болгарская» («Ресалия таварих Болгария») рассказывает о том, что в Болгарии (Булгарии) обучались основам ислама башкиры с рек Ай, Ашкадар, Мензеля, Ик, Зай, Белая, Уфа, Чермасан, Кармасан и обращали в мусульманство своих соплеменников.

В целом к XIV в. относится заметный всплеск (подъем) культуры и социально-этнической консолидации башкир. О чем свидетельствуют, например, намогильные эпитафии и целый ряд мавзолеев — кешене. В первой половине XIV в. был возведен мавзолей Хусейн-бека на кладбище Акзират возле пос. Чишмы, на это же время приходится кешене Турахана возле д. Тирмэ Чишминского района, мавзолей Бэндэбике в Кугарчинском районе на юге Башкирии. Возле кешене Тура-хана сохранились развалины еще двух мавзолеев. Эти памятники, с одной стороны, свидетельствуют о месте и роли мусульманства в жизни башкир, с другой — рассказывают об уровне социально-культурного процесса в башкирском обществе.

Отношения, сложившиеся внутри Монгольской империи, способствовали быстрейшему ознакомлению башкир с передовой культурой народов мира того времени. Представляет интерес, например, находка чугунной жаровни в кургане XIV в. близ д. Юлдыбай Зилаирского района. Как известно, чугун был изобретен несколько ранее в Китае. Эта находка свидетельствует о том, что лучшие достижения технического прогресса довольно быстро становились достоянием всего человечества.

Важным условием для существования такого культурного обмена между народами явилось наличие тесных торгово-экономических связей между отдаленными центрами. В золотоордынскую эпоху значение Южного Урала как контактной зоны между востоком и западом, югом и севером значительно возрастает. Об этом ярко свидетельствуют остатки роскошных халатов из дорогих парчовых тканей в башкирских курганах XIV в. Ткани богато декорированы орнаментом и были изготовлены в 70х годах XIV в. в Китае, Иране, Сицилии. Нет сомнений, что эти дорогие халаты являлись достоянием правящей знати (ханов, их приближенных) башкирского и золотоордынского общества.

В курганах Южного Урала XIV в. находят много серебряных монет, отчеканенных в столицах Золотой Орды от имени ее ханов. Так, в Белебеевском районе близ д.Петровка в 1914 г. был найден клад золотоордынских монет. Большой клад из таких же монет был обнаружен школьниками в 50-х годах близ д.Брик-Алга в том же районе. Клады монет всегда свидетельствуют о существовании у местного народа денежного обращения и об относительно высоком уровне развития его общественной жизни. У башкирского народа до наших дней сохранились уникальные памятники устно-поэтического творчества, основные сюжеты которых сформировались в глубокой древности и потому служат ценным историческим источником для понимания взглядов древних башкир на природу и общество. Самыми древними из них являются героические эпосы «Акбузат» и «Урал батыр», где отражена жизнь башкир доисламского периода. В них, например, рассказывается о первичном заселении башкирами территории Урала, возникновении р.Агидель и р.Урал (Яик) и других рек, почитании множества богов-покровителей различных природных явлений (воды, птиц, животного мира) и о том, как умилостивляли их жертвоприношениями. Но многие классические памятники башкирского фольклора возникли в дозолотоордынскую и золотоордынскую эпоху, примером тому могут служить эпосы «Кузыкурпяс и Маянхылу», «Алдар и Зухра». В них отражена жизнь башкирских племен на Иртыше, в горно-лесных районах Урала и степной его зоне, взаимоотношения башкир с соседними народами. В эпосах неоднократно упоминается некогда существовавший союз Ете РУ, описываются общенародные праздничные и прочие обряды, костюмы различных этнических групп башкир и многое другое. Герои эпосов от имени народа выступают за идею дружбы и единения между башкирами и соседями. Гуманистическими идеями пронизаны классические памятники устного творчества башкирского народа эпосы «Алпамыша», «Идукай и Мурадым», «Кусяк бий» и другие. Интересно отметить, что многие из этих эпосов одинаково широко распространены у северных казахов, узбеков, каракалпаков и других народов. Это недвусмысленно свидетельствует о возникновении их в родственной этнической среде, какой были тюркоязычные народы, входившие в состав Монгольского государства.

В золотоордынский период в состав башкир влились некоторые булгарские, кыпчакские и монгольские племена, но это не нарушило уже сложившегося их этнокультурного своеобразия.

Вторая половина XIV века знаменуется общей конфликтной ситуацией в регионе. «Великая замятня» приводит к дезинтеграции державы. В конце XIV века происходит война среднеазиатского эмира Тимура с золотоордынским ханом Тохтамышем, и территория Башкортостана становится ареной военных действий. В 1391 году, опустошая все на своем пути, здесь прошли обе враждебные армии, и 18 июня 1391 года в западной части Башкортостана, в местности Кундурча, разыгралось крупное сражение, закончившееся поражением Тохтамыша. Именно с данными событиями связано разрушение средневековых городов башкир, известных еще с IX века.

В конце XIV — начале XV века происходит выделение из Улуса Джучи в качестве независимого государства Ногайской Орды (Мангытского юрта), что связано с деятельностью Едигея. Едигей считается национальным героем многих тюркоязычных народов региона (башкир, казахов, кыргызов, узбеков, каракалпаков и др.). По мнению Н. Мажитова, популярность Едигея объясняется тем, что он выступил как освободитель народа от приевшейся монгольской династии, несомненно, в заслугу Едигею было поставлено и восстановление традиционных связей с Хорезмом. Вооруженные силы данного деятеля достигали 200 тыс. воинов, что говорит о том, что ее составляли не только собственно мангыты, но и другие народы, вошедшие потом в состав созданной им державы, в том числе и башкиры. Полный суверенитет Ногайская Орда обрела вскоре после смерти своего основателя и стала общим государством для проживающих в нем ногайцев, башкир и других народов.

После распада Улуса Джучи башкирские бии, тарханы находились в сложной вассальной зависимости от сюзеренов Казанского, Сибирского, Астраханского ханств и Ногайской Орды. Анализ источников позволяет сделать вывод о том, что, находясь в вассальных отношениях со своими сюзеренами, башкирские бии, тарханы в качестве глав родоплеменных организаций обладали относительным суверенитетом. Они собирали налоги для своих сюзеренов, в необходимых случаях со своими дружинами оказывали помощь в их военных походах и активно участвовали в политической жизни государств, в которые входили, поддерживали тех или иных ханов (например, башкирский бий Кара-Килембет являлся главой правительства в Казанском ханстве конца XV века, при ханах-марионетках). Вот оценка Кара-Килембета, данная известным исследователем истории Казанского ханства М. Худяковым: «Этот несомненно выдающийся человек пользовался в Казанском ханстве огромным влиянием: в течение 10 лет он стоял во главе государственной власти и был руководителем политической жизни. Он низложил трех ханов с престола и, судя по образу действий, обладал обширным умом, хитростью, сильной волей и, вероятно, большим честолюбием…». Кроме прочего, наиболее боеспособную часть войск многих ханов (в частности, сибирских) составляли башкирские воины. Таким образом, существовавшие отношения нельзя реконструировать в рамках примитивной схемы угнетения-подчинения. Ни Казанское, ни Сибирское ханство, ни Ногайская Орда не смогли и не стремились создать целостную администрацию своих опорных пунктов, а лишь путем выдачи тарханных и иных иммунных грамот и привилегий стремились обеспечить лояльность башкирской аристократии в ходе частых в регионе войн.

XVI век характеризуется усилением феодальной раздробленности и постоянными конфликтами в регионе. Башкирский народ оказался «разорван» – какие-то его части оказались под властью одного хана, какие-то – под властью другого, какие-то нередко несли повинности в пользу сразу двух сюзеренов. Положение башкир в тот период заметно ухудшилось. Башкирские летописи (шежере) и произведения устного народного творчества рассматривают это время как один из самых тяжелых периодов башкирской истории.

Политический кризис в регионе заметно усилился после падения Казани. Иван Грозный обратился к народам края принять московское подданство. Принятие подданства сопровождалось определенными «условиями», включавшими в себя права и обязанности сторон, что нашло отражение в царских жалованных грамотах. Башкиры приняли московское подданство на следующих условиях:

1. башкиры сохраняли вотчинное право на свои исконные территории, и Московское государство обязывалось его защищать;

2. сохранялась автономия башкир в пределах их территории;

3. сохранялись религия, обычаи и обряды;

4. башкиры обязывались уплачивать четко определенный ясак;

5. башкиры обязывались нести военную службу и охранять восточные границы Московского государства.

Таким образом, условия были взаимовыгодными. Это были вассально-сеньориальные отношения, которые нашли поддержку в народе.

Практически целое столетие (до середины XVII века) московское правительство не нарушало этих условий, что связано со сложной обстановкой внутри страны (Смутное время), не позволявшей центральному правительству заняться полной интеграцией новых территорий. Этот период, период соблюдения Москвой всех условий (вторая половина XVI века – 1662 год), считается периодом автономности башкир.

В 1650-е годы началось строительство Закамской Засечной черты — линии крепостей, отделяющих Московское государство от Башкирии. Это была пограничная линия, а также форпост для присоединения башкирских территорий и установления полного контроля над Башкортостаном, который все это время  оставался автономным (практически независимым) — по договору с Иоанном IV. При строительстве этих крепостей была захвачена часть башкирских земель на северо-западе, что вызвало возмущение тамошних башкир, и послужило причиной первой крупной войны в 1662 г. Она затихла к весне 1664 г., чему способствовало, в частности, и то, что российские власти пошли на ряд уступок. Князь А.М. Волконский был досрочно смещен с уфимского воеводства, а на его место назначен стольник Ф.И. Сомов. Ему было поручено в короткие сроки разобраться в тяжбе башкир с Савво-Сторожевским монастырем. Кроме того, был введен запрет на продажу и длительную аренду башкирских вотчинных земель, упорядочен сбор ясака. Таким образом, центральная власть сделала «первую пробу» нарушения договора с башкирами. Несмотря на то, что ее действия вызвали масштабный конфликт, это было лишь началом дальнейших нарушений.

Уже в 80-х годах правительство начало насильственную христианизацию мусульман края, что являлось новым нарушением договора с Иоанном IV, согласно которому не должны были допускаться посягательства на религию башкир. Такая провокационная политика Москвы послужила причиной войны 1681-1684-х гг. Башкирский народ и войска воглавил духовный лидер Башкортостана — шейх Сеит Садиир, провозглашенный Сафар-ханом. Фактическое поражение в войне не остановило русское правительство – через 20 лет последовала попытка введения правительством Петра I незаконных налогов и требование поставок башкирами лошадей для русской армии, а также сопровождавшие эти мероприятия злоупотребления. Также недовольство вызвал ряд мер, оскорбляющих религиозные чувства мусульман (к примеру, вводился налог с мечети — по 5 руб. с каждого муллы, а также по одному алтыну с каждого приходившего на службу; кроме того, власти распорядились строить мечети по образцу христианских храмов, устраивать около них кладбища). Все это вылилось в войну 1704-1711 годов. Целью башкир было восстановление нарушенных прав. Однако в ходе движения в ответ на бесчинства царских чиновников (Сергеев, Кудрявцев) башкиры переходят к политике отказа от российского подданства, провозглашают главой Башкортостана султана Мурата и направляют посольство к крымскому хану и турецкому султану. Устанавливают связи с восставшими на Дону казаками К.Булавина, кубанцами, казахами и каракалпаками. Конфликт между Башкирией и петровской Россией распространяется по всему Урало-Поволжскому региону. Башкиры действуют весьма успешно; калмыцкие источники свидетельствуют о том, что они потопили в Волге сорокатысячный отряд русских, а Петр I неоднократно призывал Аюку-хана к совместным действиям против башкир, на что калмыки в итоге и согласились. Войска башкир доходят до Казани, однако известие о вторгшихся с юга на территорию Башкирии калмыках заставляет их отказаться от планов взятия города и повернуть назад на защиту родной земли от новой опасности. Перепуганный российский царь, объявивший себя «императором», а свою страну — империей, вынужден был пойти на уступки: незаконные налоги были отменены; был подвергнут осуждению произвол российских подданных на башкирских землях; воевода А. Сергеев был казнен. На некоторое время башкиры добились независимого положения края.

Но «мирный» период длился совсем недолго – уже в 1730 г. обер-секретарь Сената И.К. Кирилов предложил военным образом закрепиться в Башкирии, выстроив в устье реки Орь крепость. Дальнейший отъем земель под крепости и заводы, а также поведение участников Оренбургской экспедиции (убийство одного из башкирских посланников, которые явились предупредить о том, что будет восстание, если Россия не откажется от своих планов) привело к одной из крупнейших войн на юге Урала. Россия ответила силой — последовал указ императрицы Анны Иоанновны от 16 февраля 1736 г., которым предписывалось «бунтовщиков всякими мерами искоренять и жилища их разорять, а пойманных воров… на страх другим, казнить смертию…». Реализация этого указа имела печальные последствия для башкирского народа. Достаточно сказать, что только в апреле 1736 г. казанским губернатором А.И. Румянцевым во исполнение его было сожжено около 100 башкирских деревень и около тысячи человек убито. Вообще в ходе этого восстания было сожжено 696 башкирских деревень, казнено и убито 16642 человека, взято в качестве штрафа 17162 головы скота и 9828 рублей деньгами (сведения П.В. Мещерякова и В. Байдерина). В то же время одним из наиболее значимых прогрессивных результатов восстания 1735 — 1740 гг., по мнению Н.В. Устюгова, явилось то, что оно не допустило закрепощения Башкирии.

Несмотря на это, уже к 1750-м годам центральное правительство вновь попыталось нарушить права башкир — по Указу сената от 16 марта 1754 ясак был заменен покупкой соли из казны, что привело к увеличению налога в 5-6 раз. Это, равно как и усиление феодального гнета и насильственной христианизации, вызвало новое восстание, так как замену ясака башкиры восприняли за попытку ликвидации их вотчинного права на землю, согласно нормам международного права тех времен. Восстание в конечном итоге вынудило российское правительство подтвердить вотчинное право башкир на землю, отказаться от планов превращения башкир в крепостных крестьян и насильственной христианизации. Судя по последствиям, царское правительство осознало свои ошибки. Но общую картину это мало изменило, так как башкиры вскоре приняли активное участие в Пугачевском восстании 1773-1775 годов.

В этой войне правителям России угрожали российские же главари восстания, и башкирам пришлось выбирать, чью сторону принять. Было возможно два варианта: либо перейти на сторону одного из этих лагерей, либо, воспользовавшись гражданской войной, добиваться самостоятельности. Отсутствие единого руководителя помешало им сделать этот выбор. Некоторые родовые организации или отдельные их части то вставали на сторону законной власти, то на сторону так называемого «императора Петра Федоровича» – Пугачева, талантливого и энергичного, но неграмотного казака; другие пытались достичь своих собственных целей, не выходивших за рамки простой ненависти к русским и желания разрушать и грабить: не было харизматичного лидера, способного сформировать национальную идею. После поражения Пугачева и появления российских властей башкиры Верхнего Яика вернулись к порядку так же естественно, как и поддержали самозванца.

Далее последовало новое нарушение договора с Иоанном IV, коснувшееся прав башкир на землю. После введения кантонной системы управления российское правительство активизировало захватническую земельную политику в Башкортостане. Эта политика способствовала массовому притоку переселенцев извне, и в Башкортостане началось планомерное “узаконенное” отчуждение башкирских земель. С одной стороны, с введением кантонной системы управления земельные правоотношения в Башкортостане стали упорядочиваться. С этого же периода юридически закрепляется и вотчинное землевладение башкир. Вотчинное право башкир на землю было подтверждено в официальных указах царского правительства, принятых в I половине XIX в. Так, в указе от 10 апреля 1832 г. в §2 сказано: “Вотчинниками считаются все башкиры, к одной волости или тюбе принадлежащие хотя бы они разделялись на разные команды и даже состояли в разных уездах”. С другой стороны для упорядочения земельных отношений царское правительство проводило генеральное межевание, в процессе которого было много злоупотреблений со стороны чиновников. Это проявилось в вымогательстве взяток, в волоките. У башкир отнималась часть земли, переселенцев же не сразу наделяли землей, отводили им неудобные для возделывания угодья. 10 апреля 1832 года был издан Указ “О правах башкирцев на принадлежащие им земли в Оренбургском крае”. Этим Указом царское правительство признало башкир “владельцами всех тех земель, кои ныне бесспорно им принадлежат”. Кроме того, этот документ дал возможность зажиточным государственным крестьянам покупать башкирские земли. Земли у башкир приобретались также дворянами, причем, за бесценок, или захватывались при размежевании башкирских земель на дачи и заселялись крепостными. Башкиры в силу своего уклада жизни, неграмотности и незнания русского языка не были готовы к продаже земли и защите своих интересов. Этим и воспользовались заводчики, дворяне, купцы и богатые крестьяне. Крестьянская реформа 1861 года привела к тому, что запасные земли, предназначенные для наделения малоземельных припущенников, подвергались расхищению под видом «покупок» «излишних» угодий, как и наделы башкир-вотчинников.

К XX столетию были уже забыты все договоры с Иваном Грозным, что привело к тому, что их условия не соблюдались совершенно. Многие русские писатели и исследователи писали, что от былых башкир не осталось и следа, что народ практически уничтожен. Однако это не помешало башкирской интеллигенции поднять башкир в 1917 году на борьбу за самостоятельность после краха самодержавия. Наступил поворотный момент взаимоотношений Башкортостана и России, который привел к «Соглашению» с советской властью и вхождению Башкортостана в состав РСФСР.

После краха самодержавия большой размах в России приобрело мусульманское движение, которое 1 мая 1917 года организовало Всероссийский съезд. На нем присутствовала так же и башкирская делегация. Несмотря на принятые на нем решения, территориальный вопрос по Башкирии оставался открытым до Всебашкирского съезда по решению башкирской делегации, так как резолюция съезда по этому вопросу предполагала ликвидацию вотчинного землевладения башкир. На первом Всебашкирском съезде было принято решение о том, что башкирскому народу пришло время добиваться автономии, что было прямо сказано в телеграмме, отосланной в Казань после съезда: «перед башкирским народом стоит еще более трудная задача — завоевание территориальной автономии Башкурдистана как отвечающая жизненным и экономическим интересам башкирского народа и являющаяся единственным путем освобождения его родной страны Башкурдистана от векового экономического угнетения». Таким образом, в июне 1917 года организационно оформилось башкирское национальное движение, в качестве главного лозунга которого выступила идея территориальной автономии Башкортостана как федеративной части демократической России.

После большевистского переворота башкирское областное шуро своим фарманом №2 от 16 (29) ноября 1917 г. объявило с 15 ноября башкирскую территорию Оренбургской, Уфимской, Самарской и Пермской губерний автономной частью Российской республики и приступило к осуществлению автономии в пределах территории Малой Башкирии. Вообще, становится заметно, что после Февральского переворота среди башкирского населения значительно выросли активность и стремление к борьбе за ликвидацию национального гнета, сохранение имеющихся земель и создание национальной автономии. Башкиры уже в апреле 1917 г. выделились из общемусульманского движения и создали самостоятельное башкирское движение. За короткое время они провели три всебашкирских съезда, первыми среди нерусских народов образовали свою автономию и пытались получить утверждение ее со стороны центральной советской власти. Однако тогда этого сделать не удалось, что привело впоследствии к осложнению отношений.

Весной 1918 поднял мятеж чехословацкий корпус, и Башкирия оказалась в огне гражданской войны. Из-за антибашкирских действий оренбургского губревкома и местных представителей советской власти (арест членов Башкирского правительства, расстрел башкирских офицеров и др.) Башкирское правительство стало на сторону белого движения. Был сформирован Башкирский корпус в составе двух дивизий, который воевал в составе Белой армии. После колчаковского переворота осенью 1918 года, установления Колчаком единоличной власти и его действий, направленных на ликвидацию национальных правительств (в т.ч. и Башкирского), расформирование двухдивизионного Башкирского корпуса и сведение его к одной дивизии под началом русского генерала; из-за необеспечения войск довольствием, когда башкирам приходилось воевать против «красных» без патронов, отчего Башкирское войско потеряло до 70% своего личного состава; из-за этих и других факторов (один из главных – это угроза потери башкирской государственности) и было принято решение о налаживании связей с советской властью.

В середине декабря 1918 г. правительство Башкортостана направило своих представителей М. Халикова и X. Сагитова для установления связи с официальными органами советской власти. Первые встречи и переговоры по интересующим обе стороны вопросам были проведены в конце января. Официальный двухсторонний протокол был подписан 30 января 1919 г. как итоговый документ переговоров представителей Башкирского правительства с членами Уфимского губернского ревкома. В ходе переговоров М. Халиков огласил условия перехода башкир на сторону Советов, а именно:

1. признание башкирской автономии;

2. предоставление устройства внутреннего управления Башкирией самим башкирам;

3. оказание помощи в формировании регулярного башкирского войска;

4. зашита от репрессий тех башкирских деятелей, которые в прошлом действовали против большевиков.

6 февраля 1919 г. из Москвы за подписью В. И. Ленина и наркома по делам национальностей И.В.Сталина была получена телеграмма следующего содержания: «Предлагаем не отталкивать Халикова, согласиться на амнистию при условии создания единого фронта с башкирскими полками против Колчака. Со стороны Советской власти гарантия национальной свободы башкир полная…». 16 февраля 1919г. в Темясово состоялось заседание правительства Башкортостана, на котором было принято решение о переходе на сторону советской власти, что было осуществлено 18 февраля.

После этого переговоры с советской властью продолжались, которые завершились подписанием 17 марта 1919 года «Соглашения» с советской властью. Соглашение определяло статус БАССР и ее права. По сути дела уже тогда в рамках Федерации было сформировано реальное государство — Башкирия, имевшее самостоятельное правительство, бюджет, вооруженные силы — в составе одной четырехполковой кавалерийской дивизии и одной трехполковой стрелковой бригады. В Соглашении и в дополняющих его документах были определены предметы ведения федеральных и республиканских органов власти, в том числе в вопросах управления, собственности и в военной сфере. Автономная республика создавалась в пределах Малой Башкирии, в которую входили южные, юго-восточные и северо-восточные районы современной территории Башкортостана.

Как же происходила реализация условий Соглашения на деле? Для начала было принято Постановление ВЦИК «О передаче Башкирскому революционному комитету всего аппарата управления и об организации управления на территории Башкирской Советской Республики», который был результатом работы Башревкома. Согласно постановлению Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет предписывал Оренбургскому, Уфимскому, Пермскому. Екатеринбургскому, Челябинскому и Самарскому губернским комитетам не распространять в дальнейшем свои действия на территории Башкирской Советской Республики. При этом весь аппарат управления с его имуществом, не исключая продовольственного, который создан губернскими властями на территории Башкирской Советской Республики, оставался на своих местах с подчинением его Башкирскому революционному комитету. Снабжение Башкирской Советской Республики продовольствием производили лось непосредственно из центра.

Однако история повторилась – как и при Иоанне IV, башкирам было обещано очень многое со стороны центральной власти. Однако, если в XVI веке башкиры жили по условия тех договоров почти целое столетие, то советская власть решилась на нарушения намного быстрее – уже в 1920 г. (т.е., почти через год после подписания Соглашения) Ленин нагло заявил Валидову, что Соглашение — это «клочок бумаги, который их ни к чему не обязывает». После чего вышел Декрет «О государственном устройстве БАССР» от 19 мая 1920 года, который фактически лишил республику основных политических и экономических прав. В соответствии с ним наркоматы, курирующие важнейшие сферы жизни и отрасли хозяйства (Башкирский военный комиссариат, республиканские народные комиссариаты продовольствия, финансов, БашЧК, почта и телеграф) перешли в подчинение соответствующим наркоматам РСФСР. Такое решение вызвало политический кризис в республике. 16 июня 1920 года Башревком принял решение о самороспуске. Но это не помешало реализации постановления. 26 июня был создан Башревком нового состава. Решением I съезда Советов БАССР в июле 1920 года был образован постоянный высший орган государственной власти республики — Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) БАССР. После этого постановления автономные республики уже получали стандартный, достаточно ограниченный, набор прав.

В 1925 году была предпринята попытка принять первую Конституцию БАССР, однако центральная власть не дала этому произойти. Например, в ней не было указано, что руководящая роль принадлежит коммунистической партии, а статья 1 гласила, что Башкирия является автономной республикой Советов, свободно входящей в РСФСР. Статья 3 называла БАССР государством рабочих и крестьян, но комиссия ВЦИК отвергла и эту статью, так как ей не понравился термин «государство», который в данном случае применялся к автономной республике.

Конец 30-х еще более ужесточил гнет центральной власти, так как именно в этот период была уничтожена почти вся национальная интеллигенция: писатели, артисты, композиторы, партийный работники. Репрессии коснулись даже малограмотных крестьян. Принятая в то время Конституция БАССР была похоже на Конституции других автономных республик, как два брата-близнеца, так как плюрализм мнений тогда не допускался ни в общественной жизни, ни тем более в законодательстве.

Несмотря на то, что БАССР на этот раз все же была провозглашена государством (а стоит напомнить, что этот термин был одним из камней преткновения во время рецензии Конституции 1925 года), от всех условий вхождения БАССР в состав РСФСР не осталось и следа, так как правовой статус БАССР теперь совершенно не отличался от статуса других автономных республик. Большую роль в этом сыграли Декрет от 19 мая 1920 года и сталинские репрессии, уничтожившие «цвет нации», способный выразить протест против незаконных действий центральной власти.

Как видно, несмотря на многочисленные заверения большевиков, ситуация мало отличалась от той, которая была в Башкортостане 100-200 лет назад. Тогда башкиры при нарушении их прав брались за оружие и отстаивали свои права (правда ненадолго), в то время как в советский период государственная машина, пиком которой стали репрессии 30-х годов, просто не допустила таких выступлений, уничтожив «думающую» часть населения.

Говорить о каких-то сдвигах в отношениях Башкортостана и России в военный и послевоенный период нет необходимости, так как в то время положение было очень тяжелым и все ограничения/нарушения прав вызывались жизненной необходимостью, а не просто желанием сконцентрировать власть в одних руках.

Свою роль сыграла Конституция БАССР 1978 года. Она несколько расширила права БАССР на решение внутренних экономических вопросов. Конечно, она не давала БАССР автономии и каких-то особых прав, но, тем не менее, она обладала большим демократическим потенциалом. С внесенными изменениями и дополнениями в 1989, 1991 и 1992 годах она действовала до принятия Конституции Республики Башкортостан в декабре 1993 года. После отмены статьи 6, закрепляющей руководящую роль коммунистической партии, данная Конституция способствовала проведению демократических реформ в Башкортостане и выступила в качестве правовой базы функционирования Республики Башкортостан как демократической республики парламентского типа.

Следующим поворотным моментом в отношениях Башкортостана и России стали 90-е годы. Именно в этот период ослабла государственная машина советской власти, позволившая Башкортостану претендовать на независимость от РСФСР. 11 октября 1990-го года БАССР стала БССР – именно в тот день Президиум Верховный Совет принял Декларацию о государственном суверенитете Башкирской ССР.

Предполагалось, БССР станет союзной республикой в составе СССР на равных с РСФСР правах. Считалось, что СССР обновится, примет новых членов, и будет заключен новый Союзный договор. Эти события намечались на лето 1991 года. В 1991 году, в марте состоялся референдум, на котором большинство населения проголосовало за сохранение и обновление СССР — за исключением шести республик (Прибалтика, Грузия, Молдавия, Армения), которые незадолго до этого объявили о независимости или о переходе к независимости согласно результатам ранее прошедших в них референдумов о независимости.

Но этого не случилось. 19-21 августа произошла попытка переворота путчистов, выступавших за сохранение СССР без каких-либо изменений. Избранный 12 июня 1991 года Президент РСФСР Б. Ельцин и его сторонники выступили за суверенитет РСФСР.

После краха ГКЧП М. Рахимову и другим лидерам бывших автономных республик, находившихся в составе РСФСР, пришлось выстраивать отношения с Б. Ельциным. Тому способствовал и окончательный распад СССР в декабре 1991 г.

Башкирские общественные организации (наиболее крупные: БНЦ «Урал», БНП, молодежный СБМ) выступили с резкой критикой Рахимова, так как рассчитывали на независимость Башкортостана от РСФСР. Рахимову даже пришлось затормозить введение института президентства в республике, хотя все уже было для этого готово. Президент РСФСР Б.Ельцин всячески поддерживал идею сохранения бывших автономных республик в рамках РСФСР, предлагая: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить», но, мол, не покидайте федерацию.

В феврале было принято название Республика Башкортостан, а 31 марта 1992 г. был подписан Федеративный договор (Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти республик в составе РФ). Представители башкирского национального движения были настроены резко против подписания Договора. Наиболее радикальную позицию занял Союз Башкирской Молодежи (СБМ), проведя с 9 по 30 апреля 1992 г. акцию протеста — массовую голодовку — с требованием немедленного созыва внеочередной сессии Верховного Совета РБ и аннулирования подписей на Федеративном договоре представителей Башкирии, отставки Председателя Верховного Совета Республики Башкортостан М.Г. Рахимова и Председателя Совета Министров Республики Башкортостан М.П. Миргазямова.

Подписание особого Приложения к Федеративному договору от Республики Башкортостан позволило правительству Башкирии «выторговать» у федеральной власти дополнительные льготы для республики: льготное перечисление налогов; возможность проводить самостоятельную внешнюю и внешнеэкономическую политику; иметь в распоряжении республики полезные ископаемые, недра и т.д. Таким образом, правящие круги Башкортостана сумели получить от Центра «добро» на продолжение политики строительства суверенного государства внутри Российской Федерации.

Непосредственная работа над проектом новой Конституции РБ началась 13 октября 1990 г., когда на третьей сессии Верховного Совета Башкирской ССР двенадцатого созыва была образована Конституционная комиссия, председателем которой стал М.Г.Рахимов. 15 июня 1992 г. проект Конституции Республики Башкортостан был принят парламентом республики. Сама Конституция была принята 24 декабря 1993 года. По ряду статей возникли разногласия (по Конституции Президент Башкирии имел право опротестовывать и приостанавливать «самостоятельно или по решению Конституционного суда Республики Башкортостан действие актов государственных органов Российской Федерации на территории Республики Башкортостан»), попыткой их сглаживания стало принятие 3 августа 1994 года «Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий». Этот договор подтвердил все полученные от федерального центра уступки (Республика Башкортостан провозглашалась суверенным государством, правда в составе Российской Федерации).

После прихода к власти в России новых сил в начале XXI в. в Республике Башкортостан произошли заметные события, связанные с политикой федерального центра по укреплению вертикали власти в РФ. Башкирская Республика была вынуждена привести свою Конституцию в соответствие с федеральным законодательством. 3 декабря 2002 года Президент Республики Башкортостан подписал Закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Башкортостан». По этим дополнениям и изменениям права РБ как экономические, так и политические были подвергнуты пересмотру. В Конституцию Республики Башкортостан внесены изменения, касающиеся, в первую очередь, основных положений, определяющих конституционно-правовой статус республики. Прежде всего это вопрос суверенитета. Термин «суверенитет» заменен понятием «государственность», которая выражается в том, что Республика Башкортостан обладает всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Башкортостан, имеет свою территорию, население, систему органов государственной власти, свою Конституцию и законодательство, а также государственные языки и государственные символы Республики Башкортостан. Из ее текста был исключен Договор Российской Федерации и Республики Башкортостан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан».

В настоящее время население Башкортостана не имеет права избирать своего Президента (т.к. это право было отобрано В.Путиным в 2004 году, когда Президент России воспользовался Бесланской трагедией и отменил выборность президентов республик и губернаторов остальных субъектов федерации). Президент и Правительство Башкортостана не влияют теперь на многие ключевые вопросы в республике, контроль над которыми перешел к представителям федеральной власти. Это же касается и назначения республиканских чиновников: прокурора республики, отдельных министров и других должностей. В этом есть и положительный смысл – так как ротация кадров снижает уровень коррупции, однако в основном присланные в республику «варяги» работают в интересах федерального центра, но никак не в интересах многонационального народа Башкортостана. Здесь также стоит отметить, что и контроль над ключевыми предприятиями республики также перешел в руки федеральных структур. Башкортостан в настоящее время вынужден отчислять в федеральный бюджет большую часть собранных налогов и развиваться на жалкие остатки.

Таким образом, Башкортостан длительное время находился в непростых отношениях с царской Россией, затем был в составе тоталитарного советского государства, суверенным государством в составе Российской Федерации, и на данный момент правовой статус Башкортостана на наш взгляд весьма размыт.

Каждый раз строя отношения с новой властью, Башкортостан сталкивался с одинаковыми последствиями: в критические моменты центральная власть охотно шла на всевозможные уступки, но затем постепенно права Башкортостана ущемлялись. Дольше всех в этом отношении продержалась царская власть – почти целое столетие, но связано это с непростым внутренним положением страны. Советская власть уже буквально через год «наступила на горло» своим обещаниям и ценой человеческих жизней, используя репрессии, давление и пропаганду, превратила Башкортостан в один из рядовых субъектов РСФСР. Попытка стать суверенным государством в 1990-е годы XX столетия так же не увенчалась успехом, но, тем не менее, Башкортостану удалось добиться значительных уступок со стороны России и стать суверенным государством в его составе. Однако произошедшие за последние годы изменения перечеркнули и эти начинания, сведя на нет все прежние достижения.

Исследователей поражает стойкость башкирского народа. Сколько раз он брался за оружие в царское время для восстановления своих нарушенных прав! В начале XX века русские писатели и исследователи писали, что от былых башкир не осталось и следа, но это не помешало народу вновь начать борьбу за автономию в 1917 году. Что произошло далее? Советская власть с распростертыми объятиями приняла Башкортостан, но уже через год нарушила Соглашение, а позже вообще обрушила на народ всю мощь карательной машины государства (когда были репрессированы все – от интеллигенции до неграмотных крестьян). И это не сломило народ, так как в начале 90-х годов XX столетия он вновь возобновил борьбу за автономию.

Что будет дальше? Можно спрогнозировать будущее, опираясь на события прошлых лет – судя по всему, центральная власть вновь всячески ограничивает права Башкортостана, это происходит постепенно с укреплением вертикали власти. Но удастся ли ей это сделать или на этот раз Башкортостан сможет отстоять свои права – покажет только время.

Коллектив редакции портала «Башкирский вестник»,

по материалам различных источников, в числе которых:

Еникеев З.И., Еникеев А.З. История государства и права Башкортостана. – Уфа: Китап, 2007.

Кульшарипов М.М. 450 лет – вместе! // Наш современник. – 2007. №5.

Таймасов С. Алдар-Кусюмовское восстание и политическое положение Башкортостана в первой трети XVIII века // Ватандаш. – 2008, август.

Максютов Т.Р. К истории договорных отношений Башкортостана и России // Российский Федерализм: история и современность: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 100-летию Башкирского государственного университета и 90-летию подписания «Соглашения центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской Автономии Башкирии». — Уфа: РИО БашГУ, 2009. С.64-68, и др.

10 коммент. к “Башкирская нация: страницы истории”

  • Рустам | 7 Сентябрь, 2010, 10:39

    как же так… «Впоследствии, после завоевания башкирами Волжской Булгарии и переноса ее столицы в башкирский Биляр, и исчезновения последней непосредственной военной угрозы для башкир, интеграционные потребности снижаются.»
    а историки пишут что Волжскую Булгарию завоевали монголы и присоединили в последствии к Золотой Орде, при чем тут Башкиры то?

  • legtan | 12 Сентябрь, 2010, 21:55

    О каком двревнем государстве башкир можно говорить, года автор утверждает о наличии родо-племенного строя и отстутвия единого языка. Бред какой-то.

    Я так и не понял кто-такие башкиры. Это турки, татары, моноголы, болгары или венгры. Срвесем заморочил. Еще бы французов и индейцев приписал.

  • 78 | 15 Сентябрь, 2010, 17:30

    Рустаму. Монголы фактически на деле воевали с башкирами, а не с В.Булгарией. Булгария никуда не присоединялась, она была разорена и исчезла с лица земли, но Башкирия была присоединена к империи монголов на определенных правах, за башкирами признавались их права.
    Легтану. А причем тут язык. Государство это территория, вооруженные силы и управление, власть.

  • Рустам | 25 Ноябрь, 2010, 2:05

    Понятно, что Башкиры благородный народ, который только и помогал формированию народов, подвергавшиеся всяческим нападениям! У него есть свой конкретный стержень! Великая не сраведливость в том, что Башкиры много сделали для теперь уже России, которая в свою очередь ущемляет права в лице центральной власти!

  • Bashkort officer | 27 Ноябрь, 2010, 9:10

    Читайте люди, читайте и думайте. Моя главная цель показать истину, заставить Вас немного задуматься, приняться, наконец, за службу родной нации. Гаяз Исхаки — татарский теоретик нового геополитического образования «Идель Урал».

  • D | 8 Февраль, 2012, 22:39

    legtan, ты не первый задаешь этот вопрос. Арабские, византийские  и другие так же постоянно смешивали их. То Великая Башкирия на Дунае, то Magna Hungaria на Урале…
    Башкиры имеют очень сложные корни, только сегодня наши деятели зациклены  на одном -двух районах Башкирии, говор которых подвергался киргизскому влиянию. Наши предки (и мы!) никогда не говорили  bashkorttar, говорили Bashqurtlar, Arlar, Qarlar, Beyler. Вероятно, и название Биляр отсюда.
                                                                  Dao

  • Салават | 20 Март, 2012, 19:43

    интересная статья, местным историкам бы поучиться у автора использовать средневековые источники. автору респект!

  • Азамат Рахимов | 24 Август, 2012, 20:00

    Башкорт или Башкурт (в зависимости от произношения двух диалектов(Западного и Восточного) древнетюркского языка).- Это знамя у древних тюрков(турков),также называлась гвардия у Тюркских каганов(ханов). На синем фоне Голова Желтого-Взошедшее Солнце(Запад Туркестана) или Красного-Восходящее Солнце(восток Туркестана) Волка.Можно перевести как Небесный Волк ,то есть Небесный Тюрк (Турк). Или Солнечный Волк. В принципе народа с таким названием до 16 века не существовало,были Тюрки(Турки).Это дань традиции далеким предкам. Поэтому и говорят,что это древнее слово.Сейчас волка называют Буре.

  • Марат | 2 Январь, 2013, 23:52

    Вообще то 1000 лет башкирской истории маловато будет. Башкирская история еще можно сказать полностью неизучена. Cлов нет, это поистине Великий народ, как говорят немцы. Проблема то в том сколько же лет эпосу Урал Батыр? А реки там созданы человеческой рукой, чего потверждают артифакты. тс сколько реки существуют, столько же лет БАШ народу, не правда ли? Тут в комментариях у некоторых встречается слеза усмешек. Тыкай Вы знайте, по крайней мере мы то знаем,что мы башкиры,а то некоторые носят только клички, и незнают куда прислониться. Истории нет, и народа юк.

  • Мафтун | 17 Январь, 2013, 18:54

    Из-за казанского деалекта многие башкиры оказались нынче татарами.Тюркский язык от Адриатического до Охотского морей изменялся плавно, не разделяясь на татарский и башкирский языки. Вот и следствие 1919 года. Статья основана на исторических докментах.1000 летний «театр» говорит о чём- то. Несмотря на это, башкиры имеют нац.самосознание, и это хорошо.Если что и непонятно, то вопрос надо продолжать изучать.

Оставить комментарий или два



© 2014 Башкирский вестник. Права защищены.
При любом использовании материалов сайта ссылка на bashkorttar.ru обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей.
Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии.
Письма и статьи принимаются по адресу: info@bashkorttar.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100